Владимирская тюрьма строгого режима есть ли больница

ВЛАДИМИР, 6 сен – РИА Новости. Впервые осужденные и побывавшие за решеткой несколько раз, мужчины и женщины, с образованием и без всегда ждут освобождения и строят планы на жизнь на воле. Заключенные владимирских колоний рассказали о своей школе жизни по ту сторону колючей проволоки.

Любовь

Статную, эффектную, с идеальной стрижкой, просматривающейся даже из-под косынки, Любовь, если бы не обстановка швейного цеха колонии, можно принять за руководителя среднего звена. Она не прячется от журналистов и смело называет номер статьи, по которой осуждена.

“Двести двадцать восьмая, наркотики. Срок – восемь лет, должна освободиться в 2022 году. Но я надеюсь раньше уйти, все в моих руках. Стремлюсь, по-другому никак. Надо достойно нести свое наказание. Я стараюсь, чтобы маме за меня не было стыдно”, — речь ее размеренная и четкая снова наводит на мысли о несоответствии человека месту.

И мама сегодня рядом, прямо на рабочем месте осужденной – за машинкой. Валентине Дмитриевне в качестве поощрения Любови за примерное поведение и добросовестный труд разрешили посетить дочь и даже побывать на швейном производстве.

Образование швеи Любовь, как и большинство, получила в колонии. Когда-то она планировала стать психологом, поступила в институт, но с третьего курса ушла. И дальше были наркотики, много лет.

“Я рада, что я здесь. Наверное, это странно звучит, но я рада, что я здесь оказалась”, — как из космоса звучит признание осужденной. “На воле было хуже… Мама сейчас улыбается, а там она боялась каждый день… Зато я жива, работаю. А то, что мы тут все… человек ко всему привыкает”, — поделилась Любовь.

По ее словам, она всегда понимала, что рано или поздно ее прежняя жизнь приведет за решетку.

Почти все осужденные женской исправительной колонии №1 (ИК-1) УФСИН России по Владимирской области работают, за исключением пенсионеров, инвалидов и женщин в декрете. На швейном производстве колонии выполняют не только частные заказы, работают и по госконтрактам. Совсем недавно завершили пошив партии по госзаказу МВД – шили летние костюмы для полиции.

“Специализируемся на форменной одежде, но при этом берем заказы и на спецодежду. За восемь месяцев 2017 года заработали уже 93 миллиона рублей. Есть ежегодный прирост производства, а, соответственно, и заработка, правда, прирост небольшой.

Стараемся держать (прирост) 3% ежегодно”, — рассказал заместитель начальника центра трудовой адаптации колонии Сергей Райтер.

Заработная плата, по словам начальника колонии Николая Лапшина, сдельная, сейчас в среднем составляет 165 рублей в день. Максимальная зарплата осужденной за месяц – 15 тысяч рублей.

Детям — место

Несмотря на то, что учреждения уголовно-исполнительной системы никак не ассоциируются с маленькими детьми, жизненные обстоятельства никто не отменял. Некоторые женщины попадают в колонию уже в положении, к другим на свидания приезжают мужья. В итоге в ИК-1 живут 26 детей. Кстати, лимит размещения позволяет и больше, до 50 ребятишек.

Уютные комнаты с детскими кроватками, на окнах занавески с Винни-Пухом и пятачком, на полках плюшевые собаки и медведи, развивающие игры. Это — центр совместного проживания осужденных со своими детьми.

“В этом здании находятся три спальных помещения, где проживают девять мамочек со своими ребятишками. Есть общая комната, где они отдыхают совместно, есть комната приема пищи. Здесь работа выстроена по принципу детского садика. У нас все осужденные, кому положено, трудоустроены.

Детишек днем отводят в детский сад, а вечером забирают из детского сада”, — проводит экскурсию Лапшин.

“Несколько лет назад совместное содержание осужденных-матерей и их детей мы начинали как эксперимент, который признали успешным.

Тут важно, что нет отказа у женщин находиться вместе со своими детьми, потому что я знаю, в других регионах такие ситуации возникают. У нас все с желанием находятся. Порой приходится мам выселять отсюда на территорию общего проживания в учреждении.

Причиной могут стать конфликтные ситуации, нарушение режима, к примеру, курение на территории Дома ребенка”, — пояснил Лапшин.

В колонии дети могут проживать до наступления трехлетнего возраста, дальше их либо забирают родные осужденных, либо приходится временно отправлять в детский дом до освобождения матери. Чтобы облегчить в дальнейшем более успешную социализацию осужденных после выхода из колонии, руководство учреждения предприняло еще один нестандартный ход.

“Стараемся непосредственно перед освобождением организовать совместное проживание женщин с детьми, чтобы они привыкали, что не будет нянечки, не будет медсестры, а будет только мама”, — уточнил начальник колонии.

Его слова подтвердила и одна из осужденных Наталья. Она проживает с ребенком уже полтора года “Здесь все, как на воле, мы также отводим детей в группу (детского сада) и идем на работу, а после работы — забираем”, — сказала женщина.

В колонии она девятый год, до освобождения еще пять лет. Мысли о том, что ребенка, которому сейчас один год и семь месяцев, придется отдать и жить отдельно, она гонит, рассчитывает на условно досрочное освобождение.

“Документов еще не подавала. В марте наступит срок, когда можно обращаться (за УДО)”, — сообщила Наталья.

Ее приехали навестить родители и старший сын, для которых устроили экскурсию по учреждению. “Родственники могут посмотреть, где живут осужденные, и сделать вывод, чего добилась женщина и как она себя на самом деле ведет. Это такой воспитательный момент”, — поясняет Лапшин.

Кстати, перевоспитывают осужденных здесь не только с помощью трудотерапии или совместным проживанием с детьми. В колонии устроили множество кружков. Одни с интересом занимаются разведением рыбок, другие — творчеством, третьи – ландшафтным дизайном. Освоив технику вертикального озеленения, женщины сделали фонтан в виде фигуры слона, из хобота которого разбрызгивается вода.

Для ранее судимых

Мужская колония строгого режима для ранее судимых (ИК-3). По информации сотрудников, осужденные здесь отбывают наказания сроками от полугода до 25 лет.

Местная знаменитость — Андрей Ковряков. В 2003 году он стал лауреатом конкурса среди осужденных “Калина красная”. Еще тогда надеялся завязать с уголовщиной, но не сложилось. “Момент был, когда можно было заняться музыкой, продюсеры готовы были со мной работать, но… опять… тюрьма”, — слышится осуждение себя в голосе мужчины.

Сейчас Ковряков отбывает свой девятый срок, и снова за кражу, на этот раз дали два года. Почему так снова получилось, объяснить не может. Вроде и адреналин не играет, и жить на свободе по-человечески хочется.

Из 40 лет жизни он провел за решеткой более половины.

“Так получилось. Компания, наверное, такая складывается.

Отчасти нехватка денег сказалась”, — уточнил Андрей, добавив, что в тюрьме после стольких лет ему проще, “чем на свободе себя найти и реализовать”.

Ковряков рассказал, что песни начал писать еще в школьные годы. “Ту, с которой победил в конкурсе “Калина красная”, написал в шестом классе, а вот музыку стал писать позже. Гитару полностью освоил еще лет в восемь-девять, я самоучка”, — вновь вдохновляется Ковряков, когда разговор заходит о музыке.

В их группе “Форсмажор” сейчас недобор. Недавно освободился барабанщик, и место пока вакантно.

Как и остальные осужденные строит планы на свободную жизнь и дает себе зарок больше не попадать за решетку, вновь надеется профессионально заняться музыкой. “Планирую остановиться. Десятого юбилейного срока не будет”, — обещает журналистам мужчина.

После вынесения приговора осужденные попадают в карантинное отделение. Первое, что видят вновь прибывшие в ИК-3, большие комнаты со свежим ремонтом и лавками по периметру. Здесь их обыскивают, проводят санитарную обработку и стрижку, выдают спецодежду.

А дальше две недели карантина для адаптации. Условия максимально приближены к жизни в отрядах: такой же распорядок дня, занятия, прогулки, но в изоляции от остальных “постояльцев” и под присмотром психологов.

Затем комиссия распределяет осужденных в отряды в зависимости от статей, по которым попали за решетку, и личностных характеристик.

Продумано и размещение осужденных в “общежитии” – бараками эти здания язык не поворачивается назвать.

“Пенсионеры и инвалиды поживают на первом этаже общежития, чтобы обеспечить более легкий доступ на улицу”, — пояснил заместитель начальника УФСИН Алексей Чудин.

Перед входом в столовую натыкаемся на странный для этих мест плакат — фото Эдуарда Хиля с полной биографией. С недоумением расспрашиваем Чудина, что бы это могло значить.

“Это такой воспитательный момент. Когда есть какая-то памятная дата, то вывешиваем информационный плакат. К дню смерти Виктора Цоя тоже оформляли такой плакат. И во время обеда осужденных ставили композиции группы “Кино”. Такую же акцию в память Высоцкого делали”, — рассказал Чудин, отметив, что не обходят вниманием и музыкальную классику.

В библиотеке столкнулись с несколькими осужденными. В руках одного из них – два тома из собрания сочинений Фредерика Стендаля, пришел взять почитать. По словам местного библиотекаря Александра, у которого на воле уже две внучки, а за плечами шесть “ходок”, интересуются как прессой, так и книгами.

“И классику читают, и фэнтези читают, исторические книги хорошо берут, книги о Великой Отечественной войне сейчас пользуются популярностью.

Из авторов предпочитают Достоевского, причем не только “Преступление и наказание”, но и “Бесы”, “Братья Карамазовы”, и остальное – Достоевского читают много”, — сообщил Александр.

Здесь также перевоспитывают осужденных и с помощью труда. В колонии налажено мукомольное производство. Мукой снабжают все учреждения УФСИН Владимирской области. Есть и швейное производство.

Но самое масштабное – изготовление металлофурнитуры (звездочек, петлиц) для формы ФСИН. Этой продукцией обеспечивают потребности 55 регионов уголовно-исполнительной системы страны.

Источник: https://ria.ru/20170906/1501913036.html

«Тюрьма всех тюрем»: как пытают и убивают заключенных во «Владимирском централе»

Владимирская тюрьма строгого режима есть ли больница

В пресс-центре агентства «Росбалт» прошла конференция по ситуации с пытками заключенных в колониях Владимирской области, в том числе знаменитом «Владимирском централе» (Т-2), где 38 заключенных объявили голодовку.

В обсуждении проблем с исправительными учреждениями приняли участие главный редактор информационного проекта по защите прав заключенных «Гулаг-Инфо» Денис Солдатов, редактор «Гулаг-Инфо» Игорь Голендухин, президент «Центра помощи иностранным гражданам» Роман Кайфаджян, руководитель петербургского отделения «Комитета за гражданские права» Борис Пантелеев и член общественного совета при ФСИН Алексей Лобарев.

Выступили и владимирские правозащитники Валерий Горбунов, Борис Ушаков и Ирина Ушакова, родственники заключенных «Владимирского централа»: жена голодающего Немата Рашидова Айшат Лабутина и сестра убитого Гора Авакимяна Ани Симонян. Участникам пресс-конференции демонстрировались видеообращения бывших заключенных «Владимирского централа», которые рассказали о пытках и избиениях в тюрьме.

Игорь Голендухин, об истории «Владимирского централа»:

«В 1783 по указу Екатерины Второй была создана тюрьма для мелких преступлений и мошенников. В 1906 году она получила название Централ. В 1921 году была создана тюрьма особого назначения.

С этого момента наступает эпоха, когда Владимирский централ приобрел статус „тюрьмы всех тюрем“. В 1948 году она получает особый статус при МГБ СССР. Она имела двойственное подчинение — и МВД, и МГБ.

И до сих пор в умах начальников этой тюрьмы остается неприкосновенность, недостижимость. Они стали над законом. Что показывают и события последних двух недель».

Роман Кайфаджян, о ситуации во владимирских колониях:

«Ужасы, которые творятся в исправительных учреждениях Владимирской области, общеизвестны, и постоянно возникают публикации, появляются сведения об этом, жалобы, обращения в прокуратуры, СК. Это стало притчей во языцех.

Осужденные, содержащиеся в третьем корпусе Т-2, изначально договорились о следующем: если произойдет очередное убийство, изнасилование, чрезвычайные события, которые потребуют радикальных мер, то более 30 человек объявят голодовку и будут пытаться довести этот сигнал для своих товарищей, родственников. 11 августа они передали на свободу, что с 13 августа десятки человек объявляют голодовку в знак протеста против пыток, убийств и доведения до самоубийств, которые там происходят.

Эта информация нам поступила, 14 августа уже появились первые публикации. Тогда не были известны подробности. Через неделю мы стали собирать сведения о персоналиях. На сегодняшний день установлено 38 фамилий.

Единственным требованием осужденных стала встреча с представителями СК и Генеральной прокуратуры из центрального аппарата. Они готовы предоставить сведения о совершенных преступлениях сотрудниками этой тюрьмы: шесть убийств начиная с марта этого года, избиения и изнасилования.

Нам поступают видеоматериалы от граждан, которые там содержались, они предоставляют сенсационные сведения о том, как это происходит. Нет слов это передать.

То что делается во Владимирском централе и других исправительных учреждениях Владимирской области — они могли бы поконкурировать с теми пытками, которые использовали самые отъявленные мерзавцы из числа фашистов, которые все это делали.

Я не понимаю, откуда там логово этих негодяев, откуда они берутся, и почему это все замалчивается. Они дискредитируют Российскую Федерацию и руководство высших органов государственной власти”.

«Владимирский централ».

Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Айшат Лабутина, о голодовке своего мужа, Немата Рашидова, заключенного Т-2:

«Мои неоднократные попытки попасть на свидание с мужем были тщетны. Посылки до него не доходят. Если я отправляю в феврале, то они доходят в мае, и доходит не все. Письма не доходят. На его лицевой счет нереально положить деньги, если мы туда отправляем 6 тысяч рублей, то он максимум 300 получает. Сейчас он отбывает наказание в Т-2».

обращение бывшего заключенного

На пресс-конференции также было показано видеообращение одного из заключенных «Владимирского централа», который рассказал о тех пытках, которые к нему применяли. Он содержался в Т-2. За отказ подписать явку с повинной его избивали. Пытки прекратились только после приезда комиссии из Москвы. Тогда заключенного перевели в ИК-2 в город Покров.

«Спустя год-полтора туда начали прибывать новые сотрудники с Т-2. Среди них я узнал старых мучителей. Также там находится начальник оперчасти Сайкин Роман, без которого никакие пытки не происходят. Отбивание пяток, потом накидывают на лицо полотенца, заливают водой, это называется эффект удушья, пытают оголенными проводами, или привязывают к стулу и ставят под холодный душ.

Валерий Горбунов, о пытках психотропными веществами в ИК-3

Владимирский правозащитник Валерий Горбунов рассказал о применении химических аппаратов к заключенным, в ИК-3. Он описал случай заключенного Николая Щепетова.

После психотропных веществ, которые ему давали, он превратился в овоща, никого из родных при встречах не узнавал, потерял в весе 50 килограмм. Только после того как его перевели в Рязань, там провели экспертизу, которая показала наличие психотропных веществ.

Об этом известно областному СК и прокуратуре, но никаких действий до сих пор не предпринято.

Также Горбунов рассказал, что ему известно об убийстве шести заключенных с начала года. Ему это стало известно после разговора с патологоанатомом в областном морге. При этом еще неизвестно, сколько тел заключенных могли быть переданы в городской морг, который обслуживает сразу несколько колоний, в том числе Т-2.

Борис Ушаков, о высылке заключенных во Владимир в качестве наказания

«Во владимирские колонии везут по заказу убивать. Если происходит какой-то конфликт заключенного с администрацией в другом регионе, то против человека фабрикуют массу нарушений, и переводят во Владимир. В 2017 году был заказ на одного заключенного. 20 января убили Артема Аликина в Т-2. В данном учреждении повторилось второе убийство 9 марта — Андрея Грачева».

Ирина Ушакова, о попытках начальника Т-2 возбудить уголовное дело против правозащитника

«Такого положения, которое существует сейчас во Владимирском централе, не было раньше. Заключенным отказывают во встречах с адвокатом. Меры в отношении сотрудников не предпринимаются. Есть документы о присуждении взыскания к сотрудникам, но нет никаких персоналий.

Суд рассматривал ситуацию во „Владимирском централе“ и установил, что имело место систематическое нарушение прав осужденных. Заявление рассматривали в общем порядке как простое обращение граждан.

За это начальник „Владимирского централа“ написал заявление о возбуждении уголовного дела в отношения правозащитника Валерия Горбунова».

Игорь Голендухин, о том, как СК уклоняется от возбуждения уголовных дел о пытках

«Статья 141 УПК гласит о проверке любого сообщения о преступлении, но есть пресловутая инструкция Следственного комитета № 72, которая отменяет эту статью.

Если руководитель СК или следователь не усматривают состава преступления, могут списать все на 59-й ФЗ как обычное обращение гражданина. Госорганы ФСИН находятся под зонтиком Следственного комитета».

Вид на «Владимирский централ». Дмитрий Лебедев / Коммерсантъ

Ани Симонян, об убитом брате Горе Авакимяне в ИК-6

«Появилась информация, что с ним что-то случилось. Выяснилось, что это было 6 июля. Нам это не сообщалось никоим образом. Мы об этом случайно узнали 11 июля. 11 числа мы позвонили в ИК-6, узнать, жив ли он. Нам сказали: «Он жив и здоров, что с ним будет?». Мы сказали, что завтра приедем. Мама попросила о встрече с сыном.

Ей ответили, что Гор мертв. Они сказали, что у него была двусторонняя пневмония легких. Было проведено вскрытие. На просьбу дать протокол нам отказали. Они еще сказали, что Гор сам написал, как он подрался с одним заключенным. Администрация тюрьмы приводит в своем документе другое имя подравшегося — они просто нашли какого-то человека.

Экспертиза показала, что Гор не оказывал сопротивления, а следы избиений есть. В морге мы увидели изуродованное тело. Не было ни одного места на теле без синяка. Протокола там тоже не дали. Когда СК отправил своего следователя в морг, и он спросил, где описание, патологоанатом сказал, что он дописывает только.

А это был уже шестой день после смерти.

На данный момент мы требуем независимой экспертизы. Это делал не один человек и не один день: телесные повреждения были разных сроков давности. Судмедэксперт не указал, что пальцы сломаны, что применялся электрический ток, он их не учитывал.

Второй месяц после смерти мы не можем его похоронить. У нас вчера дед умер в день рождения своего внука. Он без конца спрашивал: «Когда вы тело привезете? Это не по-христиански, он и так намучался». Мы не можем добиться независимой экспертизы. Мы два месяца не можем дозвониться до следователя”.

Денис Солдатов, о попытках УФСИН по Владимирской области скрыть факт голодовки

«21 августа «Гулаг-Инфо» опубликовал сведения о голодовке в Т-2, а 22 августа ФСИН опровергла это, написав, что в ИК-2 города Покрова голодовки нет, вместо Т-2 города Владимира.

Это дало определенный повод владимирскому управлению ФСИН вступить в информационную войну. Они сказали, что в ИК-2 эти заключенные не содержатся, а факт голодовки не подтверждается.

С целью скорейшего ложного опровержения чрезвычайного происшествия в Т-2 УФСИН по Владимирской области акцентировал внимание именно на ИК-2, которая в нашей публикации никак не фигурировала, что лишний раз показало полную несостоятельность такого опровержения.

При этом сотрудники прокуратуры посетили Т-2 уже вечером 22 августа, зафиксировав устные заявления о голодовке троих заключенных. Но информация об этом стала известна только 24 августа.

Я лично 22 августа в 17 часов 11 минут позвонил председателю ОНК по Владимирской области Вячеславу Куликову и предложил ему незамедлительно посетить заключенных для беседы, тем более, что члены ОНК имели полное право на посещение Т-2 до 22 часов включительно.

Голодовка в тюрьме — это очень острый сигнал, а на такие сигналы общественники из ОНК должны реагировать незамедлительно. Голодовка означает, что заключенные доведены до предела, и любая неумелая реакция администрации по отношению к ним могла привести к открытому противостоянию, то есть фактически привести к бунту.

Но у Вячеслава Куликова в тот вечер были по всей видимости другие планы, а Т-2 он посетил только на следующий день.

И только 24 августа после посещения «Владимирского централа» уполномоченным по правам человека во Владимирской области Людмилой Романовой УФСИН подтвердил наличие голодовки, заявив, что трое заключенных уже несколько дней отказываются от приема пищи.

УФСИН утверждало, что заключенные начали голодовку не 13, а 22 августа 2018 года. «Гулаг-инфо» публиковал информацию о 38 заключенных, которые держат голодовку, но ОНК и прокуратура решили второй раз не проверять эту информацию. После этого мы решили собрать эту конференцию.

В ИК-2 города Покрова, как выяснилось, тоже была голодовка на тот момент, когда мы опубликовали сообщение. И первая проверка УФСИН поехала именно туда. Когда туда приехала проверка, бирки были поменяны, фактически проверка из управления проверяла тот отряд, в котором голодовки не было”.

Борис Пантелеев, о способах противостоять беспределу в колониях

«Голодовка — не единственный способ воспротивиться какому-то произволу. И далеко не самый эффективный. Самый эффективный — это грамотно составленные жалобы, то чего многие заключенные не делают, а ждут приезда комиссии. Сами люди на себя рассчитывать не хотят.

С 2009 года Комитета за гражданские права мониторит ситуацию во Владимирской области. Нам поступали сообщения об избиениях и изнасилованиях. Слушали мнение Богинича, бывшего начальника Т-2, который сказал, что „тюрьму не удалось сломать ни одному заключенному, но тюрьма сломала уже многих заключенных“.

Почему происходят такие вещи? Почему на сигналы правозащитников и журналистов система не реагирует адекватно или не реагирует вообще? Не бывает такого, чтобы все журналисты врали.

От сигналов снизу или отмахиваются — не регистрируют заявление о преступлении, — или пытаются возбудить уголовное дело против человека, который пытается исправить систему. Это нонсенс».

Все самое важное — в нашем Telegram

У вас есть интересные новости из вашего региона? Присылайте их в наш телеграм-бот.

Читайте нас в Яндекс.Новостях.

, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Источник: https://www.mbk.today/suzhet/tyurma-vsex-tyurem-kak/

Тюрьма «Владимирский централ»

Владимирская тюрьма строгого режима есть ли больница

Что такое «Владимирский централ»? Каждому человеку знакома известная песня Михаила Круга «Владимирский Централ». Для этого даже не нужно быть почитателем или фанатом его творчества.

Эта песня была настолько знаменита, что слова ее припева остались в памяти многих людей на всю жизнь. Представителям старшего поколения и в криминальных кругах известно, что песня посвящена одноименной тюрьме, находящейся в городе Владимире.

У этого исправительного учреждения богатая история, что и стало поводом для Михаила Круга к написанию песни об этой тюрьме.

Тюрьма «Владимирский централ»: история

Работа тюрьмы берет свое начало с 18 века. По указу государыни Екатерины II в 1783 году было построено это исправительное учреждение.

Сначала это был рабочий дом, возведенный архитектором Николаем фон Берком, позже послуживший началом возникновения «Владимирского централа».

Многих интересует вопрос, что означает «Владимирский централ»? Слово «централ» означает центральное расположение тюрьмы, которая являлась главным исправительным учреждением на данной территории. Владимирское наименование тюрьмы дает отсылку к ее местонахождению.

Изначально «Владимирский централ» служил пристанищем для политических заключенных.

Тюрьма была включена в систему «особых тюрем и лагерей», которая была создана на основании постановления Совета Министров СССР в 1948 году «Об организации лагерей МВД со строгим режимом для содержания особо опасных государственных преступников».

В это время в тюрьме содержались следующие категории преступников:

  • Диверсанты;
  • Шпионы;
  • Террористы;
  • Эсеры;
  • Анархисты;
  • Меньшевики;
  • Националисты и др.

Все, кто представлял опасность в то время для действующей советской власти большевиков, ссылались именно во «Владимирский централ».

Официальное название тюрьмы, которое сохранилось по архивным документам и записям, было «Владимирская тюрьма особого назначения МГБ СССР». В то время осужденным даже ставили специальные клейма «КАТ» или «КОТ», «ВОР».

Где находится «Владимирский централ»? Расположена тюрьма в городе Владимире на улице Большой Нижегородской дом 67А.

Музей в тюрьме

В 1996 году на территории и ныне действующей тюрьмы «Владимирский централ» был открыт музей. Автором всей экспозиции, представленной в музее, является В.Э. Гуринович, материалы предоставлены Владимиро-Суздальским музеем.

Посетив музей, можно увидеть следующие экспонаты:

  • Фотографии и картины. В основном все фотографии описывают очень хорошую жизнь заключенных в тюрьме. Здесь они запечатлены в комнате отдыха, за компьютерами на дне открытых дверей с родственниками. В музее даже присутствует фотография самого Михаила Круга, приезжавшего во «Владимирский централ». Картины написаны заключенными. Представлены в экспозиции музей конечно те из них, которые отличаются особым мастерством и техникой рисунка. Многие из осужденных очень неплохо рисуют.
  • Типичная камеры тюрьмы. Здесь можно увидеть дверь камеры, койку заключенного, кухонную утварь и сам манекен осужденного в тюремном одеянии.
  • Исторические документы. В музее можно ознакомиться с первыми правилами устройства тюрьмы, которые были приняты при Петре Великом, уставом о тюрьмах Екатерины Первой. Кроме того, в большом количестве в музее представлены исторические фотографии тюрьмы и ее заключенных.
  • Бумажные макеты тюрьмы в разные исторические эпохи.
  • Колодки и кандалы.
  • Информация о начальниках и сотрудниках тюрьмы с фотографиями.
  • Манекен часового в форме.
  • Подделки, созданные заключенными.

Все время посетителей музея сопровождает экскурсовод, который рассказывает подробно о каждом экспонате и об истории тюрьмы и музея. Получить всю информацию о работе музея можно через сайт тюрьмы.

«Владимирский централ» в наши дни

Тюрьма «Владимирский централ» продолжает свою работу по настоящее время. В ней отбывают наказание особо опасные преступники.

Сегодня «Владимирский Централ» носит официальное название ФКУ Т-2 УФСИН России по Владимирской области.

По последним данным в тюрьме содержится около 1 тысячи осужденных из 1221 человека, максимально допустимых установленными нормативами. Среди них только 15% тех осужденных, кто отбывает наказание по приговору суда.

Остальная категория заключенных – это злостные нарушители порядка отбывания наказания в исправительных учреждениях. Кроме того, в тюрьме есть и специальный блок для тех, кто получил пожизненное наказание.

В связи с тем, что в тюрьме содержатся рецидивисты, в ней явно проявляются криминальные понятия, которые свято чтятся всеми участниками. Во «Владимирском централе» не редкость различные попытки бунтов, голодовки и прочие провокации осужденных.

Режим содержания во «Владимирском централе»

В 2020 году тюрьма №2 во Владимире – это комплекс из 4 корпусов, в которых содержатся преступники, совершившие тяжкие или особо тяжкие уголовные деяния.

В каждом корпусе тюрьмы расположены специальные помещения:

  • В первом корпусе – сектор для пожизненно заключенных;
  • Во втором корпусе – лечебный блок;
  • В третьем корпусе – камеры для осужденных;
  • В четвертом корпусе – СИЗО и приемное отделение.

Таким образом, получается, что большее число осужденных содержится именно в третьем корпусе. Там расположены камеры, рассчитанные на 2-12 человек, размером 4 на 6 либо 6 на 6 метров.

Сегодня режим в тюрьме значительно улучшился по сравнению с советскими временами. В камерах появилась вентиляция, стены их выкрасили в светлые тона. В каждой камере есть телевизор, холодильник и радиоточка.

В 1995 году в одной из камер тюрьмы был открыт Свято-Никольский храм. Осужденные имеют право на его посещение. Кроме того, они могут заказывать книги в библиотеке, обсуждать свою жизнь с психологом, бывать в компьютерной комнате.

В библиотеке, к слову, около 25 тысяч томов, где каждый сможет найти подходящую по интересам литературу. В лечебном блоке постоянно работают стоматолог, фтизиатр и венеролог, есть специальное отделение для ВИЧ инфицированных осужденных.

Все осужденные, как и положено в любой тюрьме, большую часть времени заняты трудом. В централе есть свой производственный участок, где заключенные создают матрасов, спецодежды и спортивного инвентаря. Хлебная пекарня тюрьмы снабжает продукцией все исправительные учреждения области.

Кто сидит во «Владимирском централе»?

В тюрьме сидят особо опасные преступники рецидивисты. Часто это авторитеты криминального мира, каким был, к примеру, Саша Север.

Говорят, что именно ему Михаил Круг посвятил свою песню «Владимирский централ», в которой после этих слов должна была следовать фраза «Саша Северный».

Впоследствии по просьбе друга Александра Михаил заменил слова «Саша» на слово «Ветер». Именно в таком варианте публика знакома с этой песней.

Самые знаменитые заключенные централа

Кроме Саши Севера, в стенах тюрьмы во Владимире побывало немало известных преступников-рецидивистов. Кроме них в тюрьме пришлось отбывать наказание и видным известным деятелям искусства и культуры.

Фрунзе и Шульгин, к примеру, содержались в данном исправительном учреждении в свое время. Даже сын И.В. Сталина – Василий отбыл во «Владимирском централе» целых 7 лет.

Итак, список самых известных заключенных Владимирской тюрьмы представлен таким образом:

  • Певица Лидия Русланова;
  • Актриса Зоя Федорова;
  • Писатель Даниил Андреев;
  • Фельдмаршал Фридрих Паулюс;
  • Фельдмаршал Фердинанд Шернер;
  • Фельдмаршал Эвальд Клейст;
  • Комендант Берлина Гельмут Вейдлинг;
  • Пилот американского самолета-разведчика – Гарри Френсис Пауэрс;
  • Организатор покушения на Троцкого – Павел Судоплатов;
  • Таджикский литератор – Саид Ризо Али-Заде;
  • Министр труда Израиля – Иосиф Бегун;
  • Советский историк – Лев Раков и др.

Эта самая именитая тюрьма по известным заключенным. Многие из тех людей, кому пришлось отсидеть срок во «Владимирском централе» — это порядочные люди, интеллигенты, представители культуры.

Волею судеб во времена жестоких репрессий они оказались признанными опасными для советского общества преступниками, требующими изоляции.

Тюрьма «Владимирский централ» — это не просто исправительное учреждение страны для особо опасных преступников, это целая историческая эпоха. В стенах централа томились в ожидании свободы известные и видные для истории страны деятели.

Каждый желающий человек может посетить музей Владимирской тюрьмы, чтобы погрузиться в ее историю, пройти по коридорам исправительного учреждения и на себе ощутить надежность и силу этого места.

Источник: http://ugolovnyi-expert.com/chto-takoe-vladimirskij-central/

Тюремная больница. Взгляд изнутри

Владимирская тюрьма строгого режима есть ли больница

Фото с сайта stolicaonego.ru

Завхоз тюремной больницы рассказал, почему заключенные умирают и никто не пишет жалобы.

Ситуация с медицинской помощью в местах лишения свободы заслуживает отдельного внимания. Большинство подозреваемых, обвиняемых, осужденных попадают в исправительные учреждения, уже имея хронические заболевания и не только.

Находясь в зоне, проводить необходимое лечение достаточно сложно, мало кто после отбытия срока выходит оттуда здоровый. Я нашла человека, который ранее отбывал наказание в колонии строгого режима и работал в больнице завхозом.

Он подробно рассказал о том, что там происходит.

— На ваш взгляд, по каким причинам тяжелобольные осужденные умирают в местах лишения свободы?

— Раковые больные, например, не доживают до конца срока. Много осужденных содержатся с раком легких, горла и желудка, они умирают из-за того, что после решения суда не удается дождаться дня освобождения по актировке.

Опять же, начальник колонии должен принять решение, подписав документы, после чего дело отправится в суд. Сказать, мол, действительно, заключенного надо предоставлять на актировку. То есть все зависит от начальника колонии.

Больные лежат в таких муках, что их на носилках несут на суд

Суд проходит, и нет бы его отпустить хотя бы через 10 дней. Но они ждут 20-24 дня, и реально заключенные не доживают до освобождения, умирая в колонии. Все это из-за бумажной волокиты. Для тех, кого актируют по болезни, этот процесс нужно ускорять, потому что человек находится при смерти. Надо дать ему возможность облегчить мучения или хотя бы умереть дома.

«Вину свою признаю частично». Подробности в деле Исаханова, насмерть сбившего беременную женщину

— Сложно ли больному заключенному попасть в тюремную больницу?

— В основном все, как и везде, решается за интерес, и он может быть не обязательно денежным: например, заключенный, несущий пользу для администрации (завхоз отряда, дневальный, оперативник в робе).

Больница является подразделением, в котором не нужно выходить на проверку, ходить строем в столовую, выходить на работу (зарплата выплачивается по больничному листу) – там больничный режим. Попасть туда для большинства осужденных, как побывать в небольшом райском месте.

В реале оказаться там можно только с тяжелым заболеванием, когда зек или без сознания, либо он выделяется из массы своим цветом лица, или ему настолько плохо, что просто не может встать. Даже в этом случае бывает так, что администрация не идет навстречу.

Вот, например, если есть отрицательно направленный осужденный и он болен, то ему подложат хорошие анализы или сделают так, чтобы они просто терялись каждый раз после сдачи и не доходили туда, где могли бы принять решение о его госпитализации. У нас был один заключенный, который все время боролся за то, чтобы выбраться в ФК ЛПУ «ОБ им. Ф.П.

Гааза» и обследоваться на хорошем оборудовании, показаться грамотным специалистам. Температура была за 40, а его даже в больницу не положили из-за того, что администрация считала его отрицательно направленным осужденным, с характером, так сказать. Мама ему помогала в этом.

Благодаря их старанию и материальному фактору его все же вывезли, он тогда уже был при смерти.

— Часто ли осужденные заражаются тяжелыми инфекционными заболеваниями и каким образом?

— Много случаев, когда по ошибке зека, не болеющего туберкулезом, могут положить в тубонар, например, или наоборот: больного с острой стадией туберкулеза – в общую палату ко всем.

Ты лежишь, а там туберкулезник ходит. Там у всех иммунитет посажен, и через две недели – бац, а у тебя, оказывается, туберкулез

Его срочно переводят, при этом никакой обработки помещения не делают. Ничего, что необходимо по медицинским нормам, нет никакой дезинфекции. Получается, что все подвергаются этому риску.

И медсестры с врачами, понимая ошибку, бумажки просто заполняют и скрывают это, задним числом выписывая туберкулезного больного из общей палаты, и переводят на тубонар, типа он у них и не лежал совсем.

Ошибки нет и не было, но в палате еще двое заразились и к их заболеванию добавилось еще одно – можно инвалидность получать.

«Кресты-2»: избиения, вымогательства, превышение полномочий

— А какое лечение получают ВИЧ-инфицированные?

— Если ВИЧ-инфекция начинает прогрессировать, то у человека падает иммунитет, организм перестает бороться с такими заболеваниями, как обычная простуда, из-за которой в итоге может развиться двусторонняя пневмония, а это уже смерть в 90% случаев.

Проблема с нехваткой лекарств круглый год. Вот в начале года выделяют средства, а проблемы начинаются уже с мая. Говорят: «Помочь нечем, средств нет, ждем поступления». Потом лекарства привозят, сумок 5. Но что это такое? И так круглый год.

А вот когда приезжает комиссия, все должно быть хорошо с виду.

Умирает от ВИЧ очень много зеков. Если спросить в зоне у любого заключенного: «А ты знаешь, сколько умирает в колонии людей на больнице?», он сможет вспомнить несколько смертей, которые на слуху.

Но умирает на самом деле в разы больше, эта статистика удивит любого

Плохое питание, нервная обстановка, все это и не только сажает иммунитет ВИЧ-инфицированного больного. А неспособность доказать, что тебе действительно плохо, часто приводит к смерти.

— Расскажите об условиях в тюремной больнице.

— В палатах постоянная сырость. Особенно осенью и весной. С гигиеной все

отвратительно. Зеки, которые лежат с пневмонией, очень мучаются. Как такового здорового, полноценного лечения там нет, собьют тебе температуру и на этом все.

Но не всегда причина в том, что врачи плохие. Осужденные разные бывают, кто-то и уколы пропускает, например. Кстати, если санитар (зек) долго работает с медсестрой, то ему позволяют делать уколы и внутримышечные, и внутривенные. Я, когда работал санитаром, делал все уколы. Случаев, что кто-то пострадал, не было.

— Есть ли проблемы с врачами?

— Конечно. Например, когда в бараке кому-то становится плохо, направляют санитаров из больницы, санитары-зеки встают, берут настилки и бегут к больному. Сколько раз было, что даже не успевали добежать и человек умирал. А заключенный этот записывался-записывался к врачу и просто попасть не мог. И потом рано или поздно все, сердце ёк.

Прием врачей тоже проблема. Принимают с 10:00 до 13:00 и с 13:00 до 16:00. На каждого больного выделяют разное количество времени. Бывает еще так: врач пошла поела, только не час, а два, плюс она подумала: «А зачем я буду работать до 4-х? У меня дела, я лучше пойду в 3 часа домой».

За день хирург, например, в больнице принимает максимум человек 13-14 со всей зоны, а там их 2200-2300. А с учетом того, что он бывает раз в неделю, к нему очередь в 3-4 раза больше. Каждого он принять не может.

В лучшем случае – если прием проходит быстро, а если, например, жировик заключенному вырезать надо, это занимает немало времени. Приходит врач в 12 часов и до 17-18:00 работает.

О Проказовых с годовалым ребенком на митинге: Сначала профилактика – лишение потом

Врачи-терапевты относятся к работе очень халатно. Был у нас один доктор, так он реально больной. К нему поступил осужденный с микроинсультом, его ночью принесли в санчасть, врач его посмотрел и сказал, что все нормально, дал ему какую-то таблетку непонятную и отправил в отряд. В итоге с утра у этого заключенного инсульт.

Его относят в больницу и говорят, мол, что ж ты не жаловался, а он отвечает: «Меня приносили в санчасть ночью, мне таблетку дали и сказали что все нормально». На это закрываются глаза, халатное отношение и все. Таких врачей очень много. Терапевта, кстати, называли «доктор ЗЛО».

Когда к нему приходили зеки, рецепт он давал всем один от всех болезней: или шутил, или говорил: «Холодной водичкой два раза в день рот полощи».

— Заключенные пишут жалобы из-за такого халатного отношения врачей?

— В тюрьме своя иерархия. Положенец, так называемый смотрящий, ставит запрет на написание жалоб, то есть куда жаловаться? Большинство серой массы не будет этого делать. Иначе к ним придут, поговорят и в лучшем случае подзатыльников надают.

Зек заберет свою жалобу и никуда ее не отправит. Если ты не смог обзавестись нужными знакомствами за решеткой, то очень сложно будет сидеть в тюрьме. Попасть к нужному врачу и чего-то добиться можно, но надо быть очень наглым, иначе никак.

Что вам запомнилось в тюремной больнице больше всего?

— Был случай один. Привезли хирургического больного, ему отрезали ноги, и началось загнивание. Врачи что-то неправильно сделали, в результате пришлось резать еще выше. Препаратов для лечения не было.

Человек оказался сиротой, у которого ни знакомых, ни родственников, ни друзей на свободе нет. Ему помогали зеки, собирали деньги, еду и все, что было необходимо. В результате собрали ему всей зоной на лекарства. Ноги зажили.

Потом его отправили в лагерь, откуда привезли.

Домой Авторы Посты от Юлия Перепелова

Источник: https://whitenews.press/?p=6817

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.