Сдать ребенка инвалида в интернат

Как сдать ребенка в интернат: порядок действий, при каких случаях можно

Сдать ребенка инвалида в интернат

Интернат – учреждение не только для детей-сирот. В подобном учебном заведении, которое предоставляет место для проживания, могут оставаться и дети, чьи родители или попечители не лишены родительских прав.

Органы опеки допускают временную отправку детей в интернат. Это разрешено в тех случаях, когда семейные обстоятельства не позволяют оказывать должный уход и внимание малышу или подростку.

Обо всех подробностях сдачи ребенка в интернат без лишения родительских прав рассказано далее.

В каких случаях допускается сдача ребенка в интернат

Оформить чадо в интернат можно через органы опеки и районный отдел образования. Официально существует несколько поводов, достаточных для перевода ребенка:

  • плохое, неконтролируемое поведение ребенка (в данном случае основная цель перевода – перевоспитание);
  • недостаточное материальное обеспечение родителей;
  • стесненные условия проживания;
  • график родителей, который подразумевает длительное отсутствие дома, с раннего утра до позднего вечера.

Все перечисленные проблемы должны быть временными, если родители не хотят лишиться родительских прав. При обращении в ООП они должны подчеркнуть, что отдают ребенка в специальное учреждение лишь на определенный срок, по истечению которого обязуются забрать его и предоставить все необходимые условия для проживания, учебы и развития.

Если этого не произойдет, будет возбуждено судебное разбирательство с возможностью лишения родительских прав. Представителям несовершеннолетнего необходимо соблюдать осторожность, чтобы не довести до этого этапа. Впрочем, при соблюдении правил о том, что ребенка могут забрать, не стоит волноваться.

Что касается неофициальных причин сдать ребенка в интернат, чаще всего родители идут на такой шаг в целях перевоспитания.

Если подросток проявляет агрессию по отношению к старшим родственникам, ворует, злоупотребляет спиртными напитками, особенно плохо учится, целесообразно будет отправить его в учреждение постоянного пребывания.

Резкая смена обстановки, отсутствие попечительства родителей, строгие правила – все это позволит улучшить уровень дисциплины. Конечно, прибегать к такому варианту следует в крайнем случае, если все другие возможности уже были испробованы.

Особенности проживания в интернате

Интернаты бывают различных типов. Зачастую детей без лишения родительских прав сдают в учреждения пятидневного ночного пребывания. На выходных ребенок отправляется обратно к родителям, а в будни круглые сутки, в том числе ночью, остается в школе или детском саду. Конечно, в учебном учреждении несовершеннолетнему предоставляют питание и место для сна.

Возможен и вариант семидневного пребывания, когда ученики интерната отправляются к родителям лишь 2-3 раза в месяц. Такой вариант целесообразен, если родители проживают в небольшом населенном пункте, а ближайший интернат находится в нескольких часах езды.

Важно помнить, если родители сдают ребенка в учреждение семидневного пребывания без основательных аргументов, таких как расстояние, встает вопрос о лишении родительских прав.

В период пребывания в интернате ребенок, если он уже достиг 6-7 лет, продолжает свое обучение в рамках общеобразовательной программы.

Возможно обучение и по специальным системам, если речь идет о детях-инвалидах или несовершеннолетних с отклонениями умственного и психического развития.

Детям с хроническими заболеваниями или степенью инвалидности в обязательном порядке предлагаются восстановительные меры: лечебная физкультура, занятия с психологом, логопедом и другими специалистами.

Конечно, резкая смена места жительства и временная потеря опеки родителей – это серьезный удар для ребенка. Родителям следует хорошо подумать, прежде чем отправить несовершеннолетнего в интернат. После отправки отношения с родителями могут резко ухудшиться.

Порядок оформления в интернат

Чтобы сдать ребенка в интернат без лишения родительских прав, для начала необходимо обговорить этот момент с самим несовершеннолетним. Если ему уже исполнилось 10 лет, согласие ребенка обязательно.

Если несовершеннолетний в возрасте от 10 до 18 лет отказывается проживать в учреждении постоянного пребывания, отправить его в интернат, скорее всего, не получится.

Эта процедура возможна только в случае лишения родительских прав, что в рассматриваемой ситуации является нежелательным.

После получения согласия со стороны ребенка, необходимо обратиться сразу в несколько органов: ООП или органы опеки и попечительства, интернат, в который родители собираются определить ребенка, а также в районный отдел образования.

Порядок действий следующий:

  1. Обращение в районный отдел образования. Необходимо объяснить ситуацию, привести аргументы, почему ребенка нужно перевести в интернат. После этого будут привлечены ООП.
  2. Беседа с органами опеки и попечительства. На данном этапе будет произведена проверка условий содержания ребенка. ООП проверят жилищные условия, сверят их с нормами по количеству квадратных метров на ребенка, в целом оценят обеспеченность родителей. Без внимания не останется и эмоциональная обстановка в семье, отношения. Если родители не применяют к ребенку насилие, не нарушают законодательство, а просто временно не могут содержать ребенка, тогда выносится решение об отправке в интернат без лишения прав опеки. В противном случае начинается судебное разбирательство.
  3. Если ООП не увидели никаких причин лишить родителей их прав, то законный представитель ребенка вновь обращается в районный отдел образования с пакетом документов. Отдел выдает ребенку путевку в определенный интернат. Родители вправе выбрать конкретное учреждение.
  4. Заключительный этап – это оформление трехстороннего соглашения. Родители, представители ООП и администрация интерната должны заключить соглашение о передаче ребенка на обучение и проживание в учреждение постоянного пребывания.

Теперь о нюансах. Чтобы районное отделение образования выдало путевку, необходимо предоставить ряд документов:

  • паспортные данные родителей или законных представителей;
  • решение суда о наделении родительскими правами, если ребенок не является родным;
  • свидетельство о рождении или паспорт ребенка, если ему уже исполнилось 14 лет;
  • медицинская карта с результатами общей диспансеризации ребенка;
  • заключение ООП об условиях проживания.

Если ребенок страдает от хронических заболеваний, является инвалидом, обязательно необходимо представить справку об имеющихся нарушениях, а также программу реабилитации. На основании этих документов несовершеннолетний будет направлен в то учреждение, где ему могут оказать необходимую медицинскую и реабилитационную поддержку.

Сроки пребывания ребенка в интернате

Сроки нахождения ребенка в специальном учреждении строго регламентированы. Согласно нормам, они должны составлять минимум 3 месяца, максимум – один год. Сроки четко прописываются в соглашении с интернатом. Помимо сроков пребывания в учреждении, указываются также обязанности всех сторон, в том числе и родителей.

Если родители не будут выполнять свои обязанности (забрать ребенка на выходные, оплатить обучение и проживание, поддерживать с ним связи и т.д., условия выбираются индивидуально), после истечении срока договора они лишаются родительских прав.

Есть возможность оставить ребенка в интернате дольше, чем на один год. Для этого по истечении 12 мес. после отправки необходимо продлить соглашение. Для этого придется снова привлечь ООП и подписать уже новый договор.

Такая мера целесообразна только в том случае, если родители за время пребывания несовершеннолетнего в интернате уже начали улучшать жилищные условия, получили более высокооплачиваемую работу и т.д.

Если положение семьи остается таким же бедственным, возможно лишение родительских прав.

Альтернативы

Не обязательно переводить несовершеннолетнего в интернат, если в семье возникли проблемы. Существуют дополнительные возможности.

Самый оптимальный вариант и для ребенка, и для родителей – это узкоспециализированные школы, направленные на воспитание спортсменов, кадетов или же гениев в определенной отрасли науки. Попасть в такие учреждения сложнее, чем в интернат – необходимо успешно сдать экзамены и пройти отбор. Но плюсы перевешивают:

  • обучение в таких учреждениях (если они государственные) предоставляется полностью бесплатно, как и проживание;
  • отсутствует риск лишения родительских прав;
  • ребенок чувствует себя комфортнее, так как контингент в интернате куда хуже, чем в спортивной или кадетской школе;
  • пребывание в спортивной, гуманитарной, кадетской или иной специализированной школе позволяет не просто решить проблему с дисциплиной, проживанием или материальным обеспечением, но и дает ребенку билет в успешную взрослую жизнь.

Родителям с проблемными отпрысками следует обратить особое внимание на военные училища. В них детям привьют основы дисциплины, что во многих случаях поможет справиться с тяжелым характером подростка.

Сдать ребенка в интернат без лишения родительских прав можно, но, прежде чем идти на такую меру, следует взвесить все «за» и «против». Отправка интернат должна быть крайней мерой, нельзя обращаться к этой процедуре из-за небольшой провинности ребенка.

Прежде чем перевести несовершеннолетнего в учреждение постоянного пребывания, обязательно нужно провести с ним беседу, желательно с привлечением детского психолога. В период пребывания ребенка в учебном учреждении важно поддерживать с ним контакт, чтобы отношения в семье не ухудшились.

Источник: https://homeurist.com/semya/detskij-dom/kak-sdat-rebenka-v-internat.html

Как оформить инвалида в интернат в 2020 году: документы

Сдать ребенка инвалида в интернат

Устроить в интернат для инвалидов или дом престарелых можно человека, которому в силу возраста или состояния здоровья необходим постоянный специализированный уход. Общая процедура, чтобы устроить инвалида в интернат, неизменна, а набор документов может незначительно отличаться в зависимости от типа заведения.

Кому можно переехать

Переехать в интернат или дом престарелых для постоянного проживания имеют право следующие категории:

  1. Граждане России, получившие первую или вторую группу инвалидности, а также пожилые соискатели старше 60 лет;
  2. Людям, поступающим в такие заведения, непременно нужна посторонняя помощь, так как в силу физических ограничений они не могут в полной мере обслуживать себя самостоятельно. Данный факт должен быть подтвержден заключением медиков;
  3. Кроме того, в интернат оформляют людей, у которых нет близких родственников, способных обеспечить минимально необходимый для нормального существования уход. Данный факт также должен быть подтвержден социальными службами.

Кого запрещено помещать в заведения общего типа

Кроме желания человека переехать требуется чтобы он соответствовал указанным законом критериям. Категорически запрещено помещать в социальные заведения общего типа постояльцев, чье пребывание может нанести вред остальным жителям заведения.

Недопустимо поселение клиентов:

  • Страдающих открытой формой туберкулеза;
  • С инфекционными болезнями в острой фазе;
  • С повышенной температурой тела неустановленного характера;
  • С сыпью на коже неопределенного происхождения;
  • Имеющих различные виды педикулеза.

Любые граждане РФ, страдающие недугами, наличие которых угрожает благополучию других жителей интерната, не могут туда переехать.

Справка! Документы о заселении можно подать после избавления от данных болезней.Также в качестве противопоказаний установлен ряд не заразных заболеваний. К таковым относятся:

  • Алкоголизм;
  • Наркомания;
  • Токсикомания;
  • Онкология (злокачественные новообразования);
  • СПИД;
  • Венерические заболевания;
  • Нарушения психики.

Как поместить в специальное заведение людей с отклонениями психики

Инвалиды, имеющие психические отклонения, также могут быть помещены в интернат. Для таких больных существуют особые заведения с условиями, отвечающими особенностям заболевания. Переехать в подобное учреждение могут люди с нарушением психики и имеющие инвалидность первой или второй группы.

Переезд в дом для людей с ограниченными возможностями становится доступным либо после личного ходатайства человека, намеревающегося заселиться, либо по заявлению опекуна (если инвалид признан недееспособным). Кроме того, устраивать в психоневрологический интернат могут по решению врачебной комиссии или органов опеки.

Чтобы получить право перевезти в особое заведение гражданина с отклонениями психики без его согласия, опекун должен получить решение суда, признающее опекаемого недееспособным. При отсутствии опекунов у больного решение о переселении может принять комиссия, состоящая минимум из трех медиков, один из которых психиатр.

Постановление о переселении выносится, если человек не способен проживать самостоятельно и не имеет близких родственников, способных обеспечить должный уход.

Помимо направления соискателю необходимо пройти все утвержденные законодательством обследования и предъявить документы, удостоверяющие личность.

Особенности размещения в детские школы-интернаты

Ходатайствовать о переселении ребенка-инвалида в интернат могут сами родители или сотрудники соцслужб:

  1. В первом случае родные обращаются с ходатайством в органы социальной опеки. После предоставления всех указанных бумаг и описания обстоятельств, подтолкнувших к принятию такого решения, оформляется направление в интернат для детей инвалидов.

    Родители при этом не лишаются родительских прав, могут навещать ребенка или забирать его на некоторое время домой;

  2. Во втором случае переселение ребенка происходит по инициативе социальных служб.

    Заключение о необходимости перевода в интернат принимается, если несовершеннолетний проживает в несоответствующих условиях, или родители не могут обеспечить ему должный уход.

С чего начинать процесс

Весь процесс начинается с обращения соискателя или назначенного законом опекуна в органы социального обеспечения. Именно это учреждение дает направление, обязательное для переезда в интернат.

Если заявитель не в состоянии самостоятельно в силу возраста или здоровья заниматься сбором документов, а получить помощь от родственников не представляется возможным, ему выделяется специалист, который выполнит все условия, связанные с оформлением.

Последовательность действий для получения направления:

  1. Обращение в отделение социальной защиты;
  2. Формирование пакета бумаг;
  3. Заполнение медицинской карты (врачебное освидетельствование);
  4. Передача собранных бумаг в отделение социального обеспечения;
  5. Ожидание очереди на путевку;
  6. Получение направления;
  7. Переезд в интернат.

Справка! Обращаться напрямую в социальное учреждение бессмысленно. Сотрудники принимают пациентов только по направлению и никакого влияния на органы социальной опеки, выдающие путевки, не имеют.

Какие бумаги понадобятся

Первым необходимым документом является письменное заявление соискателя или его законного опекуна. Остальные документы можно разделить на общие и медицинские.

  • Паспорт или другой документ, подтверждающий личность и гражданскую принадлежность;
  • Справка, в которой указан размер пенсионных выплат;
  • Медицинский полис обязательного страхования;
  • Справка с датами рождения каждого члена семьи;
  • Свидетельство, удостоверяющее право на льготы (при наличии льгот);
  • Судебное решение, признающее частично или полностью недееспособным (при подаче документов опекуном);
  • Свидетельство о назначении опекуном;
  • Решение органов опеки о помещении в психоневрологический интернат.
  • Анализ на ВИЧ;
  • Флюорография;
  • Выписка из амбулаторной карты;
  • Заключение врачебной комиссии о наличии психического расстройства;
  • Рекомендации врачей по созданию особых условий (кресло-коляска, постельный режим и т.д);
  • Заключение о программе реабилитационных мероприятий;
  • Решение МСЭК.

Что необходимо для заполнения карты соискателя

Для получения направления в специализированное заведение необходимо пройти обследование у медиков. Оно включает в себя осмотры врачей и прохождение различных исследований. По полученным данным медики вынесут решение, какой тип интерната подходит для проживания соискателя.

В карту вносятся результаты осмотра:

  • Терапевта;
  • Фтизиатра;
  • Невролога;
  • Онколога;
  • Психиатра;
  • Хирурга;
  • Стоматолога;
  • Уролога (гинеколога);
  • Дерматовенеролога.

Справка! Для тех, кому состояние здоровья не позволяет сделать обследование своими силами, предусмотрена возможность госпитализации для проведения необходимых манипуляций.

Обязательные исследования

Вид исследованияДействителен
Анализ на ВИЧ180 дней
Исследование на наличие маркеров гепатита В,С180 дней
Флюорография1 год
Бактериологический анализ на дифтерию и кишечную группу1 неделя
Мазок из зева на дифтерию и кишечную группу10 дней
Анализ кала на наличие гельминтов10 дней
Клинический анализ крови30 дней
Клинический анализ мочи30 дней
ЭДС (анализ на сифилис)90 дней

Справка! При обследовании понадобится прививочный сертификат.Прививочный сертификат форма 156у-93 – скачать образец бланка

Переезд на новое место проживания

После того как комиссия вынесет решение о необходимости размещения инвалида в специализированном заведении и определит его тип, выдается путевка в определенное учреждение. Получив направление, в течение 30 дней необходимо прибыть на территорию интерната.

Путевка может быть оформлена в учреждение, в котором на данный момент есть свободные места. Если у заявителя есть какие-либо предпочтения по поводу заведения, он может отказаться от путевки и ожидать, пока освободится место в желаемом.

Если прибыть самостоятельно или при помощи родственников нет возможности, социальные службы организуют перевозку.

На бесплатную доставку могут рассчитывать:

  • Лежачие больные;
  • Больные с ограниченной возможностью перемещения (колясочники).

Права сохраняемые после поступления в интернат

В качестве оплаты за проживание в данных заведениях переводится 75% пенсии инвалида. Оставшиеся 25% передают ему на руки. Если житель интерната владеет недвижимостью или иными ценностями, за ним остается право распоряжаться собственным имуществом. Когда человек признан недееспособным, важные решения может принимать законный опекун.

Если инвалид имел социальное жилье, то по истечении 6 месяцев после переезда оно будет переведено в государственную собственность. В некоторых случаях по решению властей жилье может попадать в собственность интерната.

Справка! Собственник вправе самостоятельно переписать свое имущество в пользу интерната.

Жители интернатов могут на месяц покидать его пределы, чтоб посетить близких или родственников. Перед отъездом врач осматривает инвалида и дает заключение, что путешествие не ухудшит состояние здоровья последнего.

Выписка из интерната

Если на каком-либо сроке проживания у клиента нашлись родственники, готовые оказывать необходимый уход, он может выписаться. Покинуть учреждение можно после передачи директору письменного ходатайства. Также потребуется письменное согласие родных обеспечивать ему должный уход.

Родственники недееспособных жителей интерната должны сначала оформить опеку. Проводят данную процедуру в органах попечительства. Чтобы забрать недееспособного жителя психоневрологического интерната, потребуется получить справку врача психиатра о том, что данный пациент может проживать самостоятельно.

Устройство в интернат трудоемкая, но неизбежная процедура для одиноких людей, нуждающихся в особом уходе. При этом государством предусмотрено оказание содействия в оформлении и переезде для нуждающихся.

Источник: https://invalid.expert/internat-dlja-invalidov/

Моя жизнь — ад! Отдать сына-аутиста в интернат или похоронить себя заживо? Откликнитесь, может вы знаете, на чьей стороне правда

Сдать ребенка инвалида в интернат

Это не простое обращение за помощью. Это крик души, наполненный болью и отчаяньем. Семьи, в которых живут больные дети, знают, насколько им бывает тяжело. Но мимо этой женской судьбы пройти мимо просто невозможно.

Еще совсем молодая женщина делится историей своей беспросветной жизни в надежде получить совет, что ей делать?

Отдать трудного, но желанного и любимого малыша в интернат или сойти с ума от ада, в котором она живет?

Приводим это письмо, немного изменив трактовку, чтобы не повлиять на психику людей с тонкой душевной организацией.

Прежде, чем давать советы, постарайтесь понять и встать на место этой несчастной матери. Возможно, от ваших ответов зависит, как сложится ее будущее.

Мне не с кем поделиться (от лица Анны)

Я оторвалась от жизни. Не знаю, этот кошмар, который длится более пяти лет, наяву или такого не бывает.

Все началось с рождения сына, такого желанного и нежно любимого ангелочка. Но счастье длилось недолго. Вскоре у малыша диагностировали признаки умственной отсталости, а потом и аутизм.

Подробнее о проблемах людей с диагнозом аутизм читайте в нашей предыдущей статье «Исповедь аутиста».

Я не испугалась, не впала в истерику, приняла как данность. Это мой сын, значит, надо жить и воспитывать, стараясь любить его сильнее прежнего.

Не получилось….

У ребенка оказался аутизм в тяжелой форме. У него полное отсутствие речи, то есть он вообще ничего не говорит, только злобно мычит.

Диагноз — аффективное поведение, проявляющееся в сильной агрессии к себе и окружающим. При этом он все рушит вокруг, разбивает предметы, разрывает игрушки или вещи, даже на себе.

Идеальный вариант для него — пустая комната, обитая мягкими стенами. У меня такой нет. Я так надеялась хоть на малейший, хоть крохотный прогресс.

Стали ходить в специализированный детский сад, в который попали с трудом. Там бешеная очередь, вы не представляете, сколько нервов и сил понадобилось, чтобы доказать, что моему сыну это необходимо. Не помогло, выгнали практически сразу.

В припадках бешенства сын кидался на воспитателей и детей, прыгал на персонал, переломал все игрушки. В итоге, вылетели из садика с пометкой «потенциально опасный и асоциальный».

Теперь его вообще никуда не берут. Ни психологи, ни на занятия, никуда…

Я пробовала все, лучшие препараты, развивающие занятия, окружение лаской и любовью. Не поверите, от кота в 100 раз больше отдачи, а здесь вообще ноль!

Как я живу

Живу в четырех стенах, как затворница. Ухудшение состояния прогрессирует. После 4-х лет с ребенком стало страшно выходить на улицу погулять, даже в поликлинику боюсь с ним идти.

Он абсолютно не чувствует опасности. Может внезапно побежать или прыгнуть под колеса проезжающей машины. Может перепугать людей неожиданными дикими криками.

Прямо на улице начинает беситься и срывать с себя одежду. В какой момент произойдет вспышка агрессии, чем она вдруг может быть вызвана, непонятно.

Сна практически нет. Удается поспать не больше 3-5 часов в сутки, он постоянно кричит. Никуда не могу от него отлучиться. Даже помыться удается урывками. Пришлось забыть о своей профессии и работе в принципе.

Ребенок весит 25 кг, мне приходится постоянно носить его на руках. Тело от тяжести и боли разрывается на мелкие кусочки. Погрязла в стирках, сын мочится и ходит под себя, белье и вещи каждый день все описанные.

От стрессов у меня вылезли разные хронические заболевания. Чтобы пойти к врачу, нужно с кем-то оставить сына. Поэтому о лечении не может быть и речи.

Моя семья

Любимый муж, узнав о диагнозе, быстренько смылся. В итоге я развелась с ним. Алименты пришлось выбивать со скандалом, но он, похоже, даже и не собирается их платить. Должен уже более 100 тысяч рублей.

Иногда, очень редко, «папа» заявляется в «гости», но всегда в нетрезвом состоянии. Мы с сыном живем в одной квартире с родителями. Нахожусь под жутким прессом с их стороны.

Если что не понравится, слово или неважно что, мать сразу шантажирует. Заявляет, что не то, что в магазин, помыться не смогу пойти. Ведь в момент отлучения за сыном нужно кому-то смотреть.

Что делать?

Вдруг резко накатила усталость, а вместе с ней и дикое отчаянье. Мне или заживо себя закопать, или оформить сына в интернат. Сил больше нет. Ему 5,5 лет, а с каждым днем становится все хуже и хуже. Безысходность и никакого просвета.

Услышав о моем намерении отдать ребенка в интернат, родители вдруг возмутились. Устраивают скандалы, заявляя, что выкинут в таком случае меня из дома. Считают, что я не имею права так поступить.

Конечно, они-то за стенкой, если на час малыша возьмут, то это уже «неоценимая» помощь. Хоть помыться схожу тогда.

«Бывший» тоже им поддакивает. Мол, сама родила, сама и воспитывай. А он будто в стороне постоял. В кои-то веки кинул грош, да появится иногда, может, раз в месяц и живет себе приваючи.

Мне кажется, что я уже в гробу. С маленьким сыном невыносимо тяжело, я уже его побаиваюсь. А что будет, когда он станет невменяемым подростком? Хоть бы крохотный прогресс в сторону улучшения, но ведь ноль.

Его агрессия и постоянные крики скоро с ума меня сведут. Или уже свели. Где правда? На чьей стороне? Не знаю, что делать. Родители и муж давят на самое больное, а я не могу так больше жить.

Скажите, что сделали бы вы на моем месте? Отдали бы ребенка в интернат или похоронили себя в такой беспросветной жизни?

Вот такое письмо. Анна разрывается между двумя жизнями, своей и сына, тяжелого аутиста.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5c3edc222e5cb200ae914bd0/5d1658bf0b330800ae0eb020

«Да, мой ребенок живет в ПНИ, но я его не бросала!» | Милосердие.ru

Сдать ребенка инвалида в интернат

Отдать больного родственника в учреждение и полностью отказаться от него – не одно и то же — в этом легко убеждаешься, послушав истории людей. Они регулярно (иногда по нескольку раз в неделю) навещают своих родных в ДДИ и ПНИ, проводят с ними отпуск, пытаются следить за качеством их жизни, а главное – любят.

Все имена по просьбе моих собеседниц изменены. Их можно понять – если сочувствие к инвалидам уже становится правилом хорошего тона, то на родителей, вынужденных отправить своих детей в интернаты из-за тяжелых обстоятельств или просто «сломавшихся», сразу вешают ярлык «бросивших». При этом мало кто пойдет к соседям, в семье которых появился больной ребенок, и предложит регулярную помощь.

«Это вот та, которая уродку родила косоглазую»

Фото с сайта online47.ru

Наталья, по образованию педагог, работает агентом по недвижимости:

— Когда я была маленькая, жила у бабушки в деревне. Там была соседская девочка – все ее называли дурочкой. Кто-то из нас с ней играл, кто-то не играл. Я все думала про ее маму: «Надо же, как тете Гале не повезло». И еще я думала, что такого со мной никогда не может случиться.

Лет через пятнадцать я поступила в роддом – это было 7 ноября 7 ноября – все врачи отмечали «красный день календаря» и были пьяные. Это был 1986 год. Затолкали меня в предродовое отделение, я лежу одна, про меня забыли. Я родила дочь только 9 ноября.

Помню слова врача: «Да, загубили мы ее, загубили», потом ребенок не закричал, потом я потеряла сознание… Мне было 19 лет.

Утром меня разбудили и говорят: «Знаете, у вас родился такой тяжелый сложный ребеночек. Но вы еще молодая, еще родите».

Потом ребенка положили в больницу, семнадцать дней, пока дочка лежала в реанимации, я ездила каждый день и привозила молоко, мне было так важно знать, что моего ребенка кормят моим молоком.

После этого она поступила на отделение интенсивной терапии, и там уже мне можно было находиться с ней. Помню, иду мимо вахты, а все шепчутся: «Это вот та, которая уродку родила косоглазую».

Выписались мы из больницы, приехали в общежитие – мы с мужем были студентами. Дочке поставили диагноз ДЦП. Через месяц больница, потом операция… Моему мужу, так как он служил в Афганистане и был инвалидом 1-й группы, дали квартиру, куда мы переехали.

В 1994 году я родила сына, а в 1995 году мой муж погиб. И получилось, что в 28 лет я остаюсь с двумя детьми, одной 9 лет, другому годик.

Помогли прабабушка и бабушка.

Я отправила дочку в ту же деревню, где я родилась. Сама работала, ездила навещать дочку. Забирала ее в Петербург на лечение, снова отвозила в деревню. Потом прабабушка умерла, бабушка стала болеть, пришлось дочку оттуда забрать. Но здесь некуда ее было пристроить – никакие учреждения ее не брали.

Встал вопрос – что делать. И тогда я задумалась об интернате, стала искать подходящий, нашла один из лучших интернатов в городе, познакомилась с директором, с персоналом, мне там очень понравилось.

Но, конечно, хотя интеллект у Ани, моей дочери, и нарушенный, она все осознавала.

И я помню этот первый день, когда мы приехали в интернат, мне пришлось буквально выдирать ее из машины, он кричала: «Мамочка, я хочу быть с тобой!» Не могу этого забыть.

Каждый год 9 ноября я пишу ей письма и сохраняю их в тетрадке, каждый год оправдываюсь…

В интернат к ней я ездила два раза в неделю. А по достижении совершеннолетия моя дочь переехала в интернат для взрослых. Все мои знакомые знают, что я никогда свою дочь не бросала. Я никогда ее не стеснялась – мы вместе много где бывали.

Я ведь всегда не только раз или два раза в неделю навещала ее и навещаю, но и домой на выходные забираю, и в отпуск беру в разные поездки.

Бывало и так, что летом мы выезжали на дачу вместе с Аней и ее подругами из интерната. И я не чувствую ни своей ущербности, ни ее ущербности. Аня такая, какая есть. И я такая, какая есть.

К интернату Аня привыкла, даже иногда не хочет домой. Но прописала я ее к себе. И, конечно, понимаю, что ПНИ – это вариант плохой.

Если я найду ей новый коллектив, живущий в более приемлемых условиях, может быть, что-то изменится.

Когда я вижу мам, которым по 70 лет, то думаю, что у меня в запасе лет 20. Но вообще хотелось бы найти какой-то вариант в ближайшие лет пять – чтобы Аня жила не в интернате.

«Мне надо было работать, а сына никуда, кроме ДДИ не брали»

Фото с сайта online47.ru

Татьяна Сергеевна, бухгалтер, сейчас на пенсии:

— Мой сын заболел он в раннем детстве, когда ходил в ясли. Это была какая-то инфекция. После того, как он вернулся из больницы в ясли, мне там сказали: «Вы заметили, что у Саши остановилось развитие речи? Что он стал плохо понимать, когда к нему обращаются?» Отвечаю: «Да, заметила». Мы начали ходить по врачам, но никаких конкретных диагнозов они не ставили.

В итоге ему все-таки оформили инвалидность, положили в больницу на обследование. И вот в больнице врачи вынесли вердикт: «Необучаемый». И как раз на наше счастье в одном из ближайших пригородов открыли специализированный детский интернат, мы туда устроились на пятидневку.

Мне надо было работать, а специализированного учреждения в городе, куда я могла его отвезти утром и забрать вечером, не было, нигде его не брали. До 10 лет он был там, а потом мне удалось перевести его в интернат в черте города. Перевела я его – опять-таки на пятидневку – только потому, что в прежний интернат мне было далеко ездить. Но я брала его домой не только на выходные.

В детстве он часто болел, и в эти периоды мы с ним сидели дома – я брала больничный. До 18 лет Саша жил в этом интернате, а потом я забрала его домой на постоянное проживание.

А перед Новым 2009-м годом я поскользнулась на улице, пошла в травму, а там выяснилось, что у меня перелом со смещением и вывих локтевого сустава. Меня направили в больницу. Саша был дома.

Я позвонила женщине из нашей организации, которая жила неподалеку от нас, попросила ее зайти к нам домой, покормить Сашу и уложить его спать.

Она забрала Сашу на ночь к себе, сказала, что не смогла оставить его одного.

Саша два месяца со мной был дома, даже пытался как-то за мной ухаживать, к руке не цеплялся, только подойдет: «Ма, бо-бо?» и погладит.

Он мыл посуду, еще что-то по дому делал.

Сестра моя двоюродная приезжала из Сестрорецка, готовила нам еду. Подруги тоже приезжали, помогали, гуляли с Сашей. После того, как мне сняли гипс, выяснилось, что образовалась контрактура – рука разгибалась только на 30%. В Институте травматологии сказали, что нужна операция, то есть надо ложиться к ним в клинику. Было понятно, что это надолго.

И тогда я решила оформить Сашу в интернат для взрослых. Ему уже было 25 лет. И меня сразу же лишили опекунства. Ну, что сделаешь? Поплакала – и все. Сейчас навещаю Сашу регулярно, стараюсь брать домой на выходные.

«У моего брата шизофрения и мне было страшно»

Екатерина, по образованию архитектор, работает няней:

Моя семья из города Владимира. У моего брата лет в 17 начались проявления шизофрении. Мать какое-то время не хотела признавать, что он болен. Но кончилось все тем, что его на «Скорой» увезли в психиатрическую больницу, так как он стал буйный.

И потом он в течение следующих лет трех лежал не раз в больнице по несколько месяцев, ему подбирали терапию, дали инвалидность. Но лучше ему не стало, поведение его так и продолжало быть сильно нарушенным. У него оказалась такая форма шизофрении, когда нет ремиссии.

В чем выражаются нарушения его поведения? Например, он очень привязчивый – говорит какую-нибудь околесицу и требует, чтобы на эту его речь эмоционально откликались.

Если человек не готов вступать в такой эмоциональный диалог, брата это раздражает, он становится агрессивный.

Я уехала учиться в Санкт-Петербург. А мама 20 лет пыталась как-то с братом жить, лечить его. Но у него агрессия еще и именно на близких родственников, в первую очередь на того, кто с ним живет и его опекает. И я увидела, что мама уже не справляется с этой нагрузкой – тогда стала говорить ей, что его надо отправить в интернат, так как создается угроза жизни мамы.

Мы нашли в области небольшой интернат – в нем проживает около 60 подопечных. Сначала он это воспринял ужасно, просился домой.

Мать очень тяжело это все переживала, обвиняла себя, меня, у нее началась депрессия, от которой ей тоже пришлось лечиться.

Постепенно, с годами брат привык жить в интернате. Живет он там в достаточно хороших бытовых условиях – в комнате четыре человека, есть телевизор, холодильник. Ну и народу не так уж много, с соседями по комнате нормальные отношения.

Единственное – им не хватает еды. А навещать его каждую неделю и привозить дополнительные продукты мама не может потому, что интернат за городом, часто проделывать такой путь ей не по силам.

Так что она навещает его раз в месяц и еще забирает в отпуск. Раньше отпуск оплачивался – на две недели выделялись деньги на его содержание из его пенсии, а теперь сказали, что не будут. И нам приходится покупать на свои деньги даже лекарства.

Дееспособности брата лишили, опекуном его является интернат.

Половина квартиры, где живет мама, была в собственности брата, поэтому теперь получается, что наследник этой жилплощади – интернат. Мама хочет квартиру продать и переехать в Петербург, так как ей уже восьмой десяток, а из близких родственников у него только я.

Брата она тоже хочет перевести в какой-то интернат здесь, но как это осуществить, пока непонятно. Она, конечно, хочет, чтобы у него была какая-то перспектива жизни в более-менее нормальных бытовых условиях.

Я не смогу за ним ухаживать, если он будет жить дома, так как у меня дочка с аутизмом и легкой умственной отсталостью, ей недавно исполнилось 18 лет.

Конечно, я хочу помогать брату и не оставлю его, когда мама уйдет, но пока мы находимся в замкнутом круге. Дочь моя живет дома, в интернат отдавать ее я не хочу.

Кто же виноват?

Это только три истории из множества подобных. По словам моих собеседниц, подопечных, которых навещают родственники, в некоторых ПНИ едва ли не большинство. Кто-то из этих родственников свыкся с ситуацией, воспринимает ее как норму. А кто-то пытается создавать альтернативы ПНИ – проекты поддерживаемого проживания.

Многие родители инвалидов, с которыми я общался, говорят о том, что самым предпочтительным вариантом для их взрослых детей было бы сопровождаемое проживание в условиях, приближенных к обычным – либо социальная квартира, либо отдельный дом, рассчитанный на небольшое количество человек. Опыт такой уже есть, но он штучный – все существующие проекты созданы усилиями общественных организаций, ресурсы которых весьма ограничены.

Власти теперь говорят о реформе системы ПНИ, о так называемом «разукрупнении», на деле же строятся новые интернаты. Поддерживать альтернативные варианты государство не спешит.

Другое препятствие – закон об опекунстве. Близкие могли бы проявлять гораздо большую заботу о своих официально признанных недееспособными родственниках, проживающих в ПНИ, если бы не принятый еще в советские времена закон, по которому опекуном поступающего в учреждение на постоянное проживание недееспособного человека автоматически становится само это учреждение в лице его директора.

Комментирует юрист петербургской благотворительной организации «Перспективы» Анна Удьярова:

— К сожалению, пока действует старая норма: в случае поступления недееспособного человека в интернат обязанности опекуна исполняет учреждение (ч. 4 ст. 35 ГК РФ). Эта норма не предусматривает исключений, поэтому сейчас родственники недееспособного человека, «помещенного» в ПНИ, не могут оставаться его опекунами.

Но это не касается полустационарной формы. Также на практике родственники человека, находящегося на пятидневном пребывании в ПНИ, остаются его опекунами.

Законопроект, разработанный для изменения ситуации, в которой интернат одновременно является поставщиком услуг и опекуном – то есть обязан контролировать качество услуг, оказываемых недееспособным, был принять в Госдуме в первом чтении, но дальше ничего не происходит.

Двойное опекунство теоретически существует (ст. 10 ФЗ «Об опеке и попечительстве», но на практике я таких случаев не встречала. Поскольку решение о назначении второго опекуна остается на усмотрение органов опеки и попечительства, они могут в этом фактически без обоснований отказать. Так что пока  поддерживаются все условия для поиска виноватых вместо поиска решения проблемы.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/da-moj-rebenok-zhivet-v-pni-no-ya-ego-ne-brosala/

«Мне хочется жить полной жизнью». Я отдал своего ребёнка с инвалидностью в интернат • Слуцк • Газета «Інфа-Кур’ер»

Сдать ребенка инвалида в интернат

Тяжелая инвалидность у ребенка — это не конец жизни. Но только если родители могут принять, что он другой, и найдут в себе силы жить в «не идеальной» семье.

KYKY нашел родителей, которые отдали своих детей в дома-интернаты. У всех героев дети родились с психофизическими нарушениями. Они не говорят, не двигаются, не могут есть самостоятельно, а иногда даже и не видят.

Смириться с диагнозом и посвятить жизнь своим детям эти люди не смогли.

pixabay.com

Кристина, 31 год: «Порывов поехать к дочери в интернат было два, но оба раза я не решилась»

«Уже семь лет я не знаю, что с моей дочерью. Родила я ее в 24 года. Девочка родилась с тяжелой формой синдрома Дауна и гидроцефалией. В роддоме педиатр рассказал о будущей жизни, перечислил, к чему стоит быть готовой.

Нет, он вовсе не уговаривал отказаться от ребенка, он просто честно сказал, что материнство будет существенно отличаться от материнства, которое показано в фильмах и книгах. Как я восприняла новость? Вам даже не передать, что со мной произошло в этот момент — истерикой это назвать сложно.

В родовой палате соседки держали меня, чтобы я ничего не разнесла. А потом все было как в тумане: началась процедура отказа, беседы с психологом и сочувствующие взгляды друзей, работников роддома, остальных рожениц. Мне казалось, что на меня весь город смотрит, как на ничтожество.

С отцом малышки мы разошлись сразу же. Он сказал, что в свои 26 не может каждый день видеть дома инвалида. Видимо, так проверяется любовь (грустно улыбается).

В решении, чтобы отдать ребенка в интернат, я была непреклонна. Сама я по образованию медсестра и видела, как детей с инвалидностью, так и их родителей. И немного в курсе, что происходит внутри семьи. Оставить в семье ребенка с множественными психофизическими нарушениями — это полностью посвятить себя ему 24 часа семь дней в неделю.

Вы должны каждый день мириться с происходящими с вами вещами. И это касается не только внутренних увлечений, но и внешних факторов. Вы не можете сходить со своим ребенком на аттракционы, вы не можете подарить ему игрушку, потому что он просто не понимает ничего. И вы постоянно будете винить себя, будто в вас что-то не так.

Вы будете испытывать постоянную душевную боль.

Я не видела дочь после отказа и пока что не хочу. Несколько раз в первое время звонила в интернат. В последний раз звонила два года назад. Мне сообщили, что девочка удачно перенесла операцию на сердце, что она спокойная и улыбчивая. Порывов поехать в интернат было два, но оба раза я не решилась. Наверное, струсила. Если честно, мне даже больно называть ее имя. Ее зовут Любовь.

Из родственников у меня только мама и младшая сестра. Они обе поддержали мое решение. Испытываю ли я угрызение совести? Нет. Наверное, потому что родные люди убедили, что так будет правильно.

У меня сейчас второй брак, и мой второй муж пока не в курсе, что у меня есть дочь. Не знаю, когда скажу ему об этом. Главное сейчас — построить крепкую семью и родить здорового ребенка.

Мне хочется жить полной жизнью”. pixabay.com

Михаил, 39 лет: «Жена в курсе, что я вижусь с сыном. Она сказала, что уважает мое решение, но очень просит не рассказывать ей про него»

«Моему сыну десять лет. У него очень тяжелый диагноз с рождения — множественные нарушения как психического, так и физического характера. Даня питается через трубочку, как принято говорить в народе, не ходит, не говорит и очень плохо видит.

Это наш с женой второй ребенок, есть еще старшая дочь. Ей 12 лет. Даню отдали в интернат с рождения. Моя жена сказала, что ни морально ни физически не справится с ребенком, у которого такая тяжелая инвалидность.

Мы честно поговорили, она сказала, что нам нужно растить дочь и думать о ней. А Даня будет забирать все время. Может, это цинично звучит, но у дочери есть будущее, в отличие от сына. Моя жена в неком роде перфекционистка, для нее диагноз Дани был ударом.

Когда по телевизору показывают идеальную семью, в ней не бывает ребенка с инвалидностью. В ней не показывают ребенка на коляске, с протезами или слепого. В шаблоне «идеальная семья» все здоровые и счастливые.

Моей жене тяжело представить идеальную семью с ребенком, который отличается от других детей абсолютно всем. И который даже просто не вырастет.

Родственники поддержали нас, сказали, что мы правильно сделали. Не было сплетен, осуждающих взглядов. Оля (жена) не навещает сына, ей тяжело. Дочь знает, что у нее есть брат. Насколько знаю, в школе она никому не говорит об этом и пока что желания увидеть брата не озвучивала.

Сам стараюсь навещать сына два раза в месяц. Раньше навещал где-то раз в год. Морально мне было тяжело осознать — я даже не знал, что с ним делать. Его не радует ничего, его ничего не интересует, он даже не держит игрушки. Я просто гулял с ним по территории интерната. В коляске катал или носил на руках. Ловил себя на мысли, что скучаю по сыну. Вот так и стал чаще ходить к нему.

Жена в курсе, что я вижусь с сыном. Она сказала, что уважает мое решение, но очень просит не рассказывать ей про сына. Хотя недавно я попросил ее купить ему новой одежды. Захотелось его принарядить. Оля с вниманием и душой подошла к выбору одежды, упаковала ее. Но так и не поехала со мной. Вижу, что ей тяжело. Думаю, что ей просто нужно время.

За Даней в интернате смотрят, он всегда опрятен, сыт. У меня не было мыслей забрать его домой. Вижу, что тут ему лучше и спокойнее. Мы даже не знаем, как его правильно кормить.

Сын узнает меня по голосу — он улыбается и закрывает лицо ладошками. Сотрудники интерната говорят, что реагирует и улыбается он только на меня. Я читал, что дети с такими диагнозами живут совсем недолго.

Посмотрим, что будет дальше (отворачивается)”. pixabay.com

Карина, 30 лет: «В садик нас не приняли — с сыном не могли справиться. Муж ушел от нас, когда сыну было два года»

«Моему сыну шесть лет. У него психические нарушения и ко всему прочему он еще и гиперактивен. Два года он уже проживает в доме-интернате и каждые выходные его навещаю я и бабушка. Я не справлялась с ним. Из-за диагноза Антона моя жизнь превратилась в один большой день. Пропало всё начиная от карьеры, заканчивая друзьями. Я постоянно смотрела за сыном.

На улицу мы не могли выйти, так как он бросался под машины, постоянно кричал, вырывался, убегал, кусался. Он не понимал абсолютно ничего. Мы приходили в поликлинику, родители прятали своих детей от него. Антона невозможно было занять ничем — он мог с утра до вечера выть и биться головой о пол. Ночью он вскакивал и с разбегу бился об стену.

За четыре года я не помню ни одного спокойного дня.

В садик нас не приняли — с сыном не могли справиться. Муж ушел от нас, когда сыну было два года. Не выдержал постоянных криков ребенка. Из-за того, что сын в сад ходить не сможет, мне пришлось забыть о работе.

Знаете, когда в семье появляется ребенок с инвалидностью, из родственников не помогает никто. Когда моя мама в первый раз услышала о том, чтобы Антон жил в интернате, назвала меня кукушкой. Сказала, что это бесчеловечно и низко.

Она сказала, что даже если я и устала, то должна терпеть хотя бы из любви к ребенку. Но сама так и не осталась с внуком дольше, чем на час, хотя бы пока я приму ванну. Я плакала и говорила маме, что хочу выйти на работу.

Она спрашивала, чем меня не устраивает пенсия на инвалидность и алименты. А мне не хотелось ничего — ни денег, ни материнства. Мне хотелось пропасть без вести.

Антон всегда был в синяках — калечил себя, как мог. Он бил себя кулаками, кусал себя, царапал. При этом не знал меры. Он мог отреагировать на грубый громкий голос. Приходилось постоянно орать. Он скрежетал зубами, ломал их даже. В нем было столько агрессии и силы, что мне казалось, когда-нибудь он просто убьет себя.

В решении с интернатом меня поддержала бывшая свекровь. Я не чувствую себя плохой матерью. Просто у меня ребенок, которого не принимает общество. Мой ребенок — изгой, который раздражает и к которому нужен очень индивидуальный подход. А в интернате он среди своих.

Когда я прихожу, он внимательно меня рассматривает и смотрит в глаза. Да, он узнает меня, улыбается и может поцеловать. О том, что с ним будет, когда станет совершеннолетним, мне не хочется думать. Я не хочу, чтобы он был за серым забором интерната, но пока лучшего варианта для него и для себя не придумала.

Сама я не справляюсь, да и жить мне хочется (кусает губы и отворачивается)”. pixabay.com

Карина, 29 лет: «Да, есть родители, которые справляются, они сильные. Но я не из их числа»

«Моему сыну пять лет. Его зовут Рома. Сын никогда не пойдет, не заговорит и не покажет, что у него болит. Он практически всегда плачет. К решению, чтобы отдать Рому в интернат, я шла два года. Это решение никогда не дается просто. На тебя давит социум, мол, ты ведь в ответе за того, кого приручила.

Социум думает, что если сдала в интернат, то обязательно разлюбила, бросила, загуляла. Никто не подумает, что ты устала и у тебя самой уже едет крыша. Меня поддерживали друзья, они предлагали альтернативы, предлагали свою помощь. Но это все временное, основную часть времени с сыном проводила я.

Мыла его, кормила протертой пищей, меняла подгузники, ворочала, чтобы пролежней не было. В коляске сына не катала, он быстро устает в полусидячем состоянии и поэтому начинает плакать. Если ему было больно, он искусывал себя вплоть до вырывания целых кусков кожи на руках.

Я всегда боялась, что он когда-нибудь перегрызет себе вены.

Мои родители никогда не выражали желания посидеть с Ромой. Максимум — пришли, погладили по голове, покормили протертым бананом. С мужем мы решили, что наша жизнь проходит мимо. Что за пять лет мы устали, надорвали здоровье и издергались.

Нам нигде не давали консультацию, как вообще со всем этим жить. Два раза сдавали сына на социальную передышку. Сейчас у нас в планах все же сдвинуться с мертвой точки, а с ребенком, у которого тяжелая инвалидность, этого сделать невозможно.

Мы отдали Рому в интернат.

Родители выдыхаются.

Одно накладывается на другое — в поликлинике тебе швыряют рецепт и просят справляться самому, в кафе на тебя смотрят, как на инопланетянина, особенно если еще и вздумал покормить ребенка при всех «странной едой», а во всяких центрах соцзащиты говорят, мол, пенсию же вам дают — чего вы еще хотите. Мы хотим поддержки и консультаций. А не рыть интернет и придумывать реабилитацию самим себе. Мы совета хотим, как жить с таким ребенком, чтобы можно было отвлекаться, работать и при этом не доводить себя до состояния полного изнеможения.

Да, есть родители, которые справляются, они сильные. Но я не из их числа. Возможно, если бы я видела поддержку общества, а не косые взгляды, то это меня подбадривало бы. Но пока что я имею хроническую усталось и бесконечную боль (вытирает слезы)”.

Алла, воспитатель интерната: «Редкий случай, когда родители приезжают каждый выходной»

«Воспитателем я работала восемь лет. Я работала как с детьми с тяжелыми диагнозами, так и с детьми с заторможенностью развития, синдромом Дауна, аутизмом. Родители попадались абсолютно разные.

Были те, кто посещал своего ребенка каждую неделю, были те, кто через воспитателя передавал новые вещи своему ребенку, но самого ребенка видеть не хотел. Есть и те, кто не приходит никогда, а звонит и задает общие вопросы: жив ли вообще их ребенок и как он себя чувствует.

Редкий случай, когда родители приезжают каждый выходной. Такие родители есть, но их очень мало. В основном встречи с детьми, особенно у которых диагноз тяжелый, идут на убыль.

Родители, которые отдавали детей на социальную передышку, были в состоянии изнеможения — с синяками под глазами, серым цветом лица и впалыми глазами. Все родители разные и к каждому должен быть индивидуальный подход. Это же элементарная психология — кто-то сильнее, а кому-то нужна поддержка.

Несколько раз было такое, что родители начинали навещать ребенка спустя очень долгое время. Практически никто не забирает детей домой, но и отдают в интернаты очень редко. Детей с тяжелыми диагнозами посещают нечасто.

Такие дети мало кого узнают и различают. Самые частые посетители — бабушки. Отцы приходят очень редко. За мое время работы я видела только троих отцов.

Но были и такие мамы, которые приходили один раз и больше никогда не появлялись”.

Источник: https://kurjer.info/2018/09/15/disability-child/

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.