+7(499)-938-42-58 Москва
+7(800)-333-37-98 Горячая линия

Дочерняя компания предоставила займ материнской компании

Новости экономики и финансов СПб, России и мира

Дочерняя компания предоставила займ материнской компании

Кроме прибыли дочерние структуры нередко выплачивают материнским роялти за использование товарных знаков и патентов, совместно возмещают расходы на рекламу, продвижение и многие другие. Традиционно участники группы поддерживают друг друга предоставлением займов и финансовой помощи.

Яйца курицу дисциплинируют

Так, в течение многих лет основной доход головная компания холдинга “Телекоминвест” получала, оказывая услуги по курьерской доставке счетов клиентам “Северо–Западного GSM” (ныне “МегаФон”). Петербургские налоговики были информированы о таких сделках, но не нашли в этой деятельности нарушений.

Другой оператор сотовой связи, МТС, выплачивал владельцу (АФК “Система”) многотысячные суммы за право использования товарного знака (красно–белых яиц). В специальном коммюнике для Лондонской фондовой биржи, на которой котировались ценные бумаги МТС, инвестиционные консультанты предупредили о рискованности таких сделок. Однако никаких последствий, по данным “ДП”, также не последовало.

Среди прочих деяний Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву вменялось уклонение от уплаты налогов путем использования упрощенной системы налогообложения. Будучи зарегистрированными в статусе индивидуальных предпринимателей, они якобы получали от иностранной компании вознаграждение за оказываемые услуги, уплачивая 6%–ный единый налог вместо 13%–ного НДФЛ.

Опасная экономия

В последние годы фискальное ведомство ужесточило контроль за взаиморасчетами внутри групп. Общепринятые деловые практики зачастую стали признаваться необоснованной налоговой выгодой или так называемой тонкой капитализацией.

Например, по версии российских налоговиков, ООО “Нестле Россия” могло выплачивать находящейся в Швейцарии материнской компании Nestle дивиденды под видом процентов по ранее полученному займу.

Вероятно, с целью снижения налогового бремени средства перечислялись через кондуитные компании — зарегистрированные в Люксембурге фирмы NTC–Europe SA и Nestle Finance International Ltd, использующие льготный режим налогообложения.

Показательным, по мнению налоговых консультантов, стало дело Oriflame. Заключенный с российской дочерней компанией — ООО “Орифлэйм Косметикс” концессионный договор, предусматривающий выплату голландской фирме роялти за использование товарного знака и управленческих решений.

Налоговая служба усомнилась в добросовестности таких переводов, которые, предположительно, составляли до 98% выручки, и, судя по всему, доводили российское предприятие до убытков и позволяли не платить налог на прибыль в нашей стране.

Арбитражный суд согласился с доводами фискального ведомства и признал, что лицензионные сборы были направлены на минимизацию налоговых отчислений.

Тогда как другое ООО честно выплатило своему акционеру дивиденды в размере 2 млн евро, удержало и перечислило в российскую казну предусмотренный законом 5%–ный налог.

Однако мытари пришли к выводу, что зарегистрированная в Нидерландах фирма является лишь ширмой, а реальными бенефициарными владельцами выступали турецкие фирмы.

В сборе доказательств участвовала полиция, проверялись фактическая доставка грузов, IP–адреса отправителей электронных сообщений, проводились многочисленные допросы сотрудников и иные, даже оперативно–разыскные мероприятия.

Подтверждая обоснованность предъявленных фискальной службой претензий, суд констатировал, что входящие в группу компании “создали искусственную ситуацию, при которой совершенные сделки формально соответствуют требованиям закона, но фактически направлены на минимизацию налогов. ООО осознавало противоправный характер своих действий, умышленно придавая вид внешней законности спорным сделкам”.

Все как у них

До августа 2017 года законодательство вообще не предусматривало понятия “необоснованная налоговая выгода”, хотя оно активно использовалось на практике.

Принятые поправки — внесение в Налоговый кодекс РФ ст. 54.1 — легализовали право мытарей в том числе самостоятельно переоценивать взаимоотношения участников рынка.

Знаковым эксперты считают принятое 6 марта решение Верховного суда России по делу АО “СУЭК–Кузбасс”. Предприятие выплачивало дивиденды как раз таки конечному бенефициару — кипрской фирме Suek PLC. Однако, поскольку она напрямую не владела акциями российского АО, мытари сочли применение 5%–ной ставки налога на дивиденды неправомерным.

Проанализировав международные соглашения в сфере налогообложения, модельную конвенцию ОЭСР и официальные комментарии к ней, высшая инстанция пришла к выводу о “преобладании сущности над формой”.

Поэтому в данном случае предприятие имело право на льготную ставку, “несмотря на то что с точки зрения гражданского (корпоративного) законодательства компания Suek PLC не признается участником общества и не вправе получать дивиденды”, отмечается в решении Верховного суда.

В практику внедряется и ответственность налогоплательщиков за всех своих контрагентов, а также их контрагентов и т. д. В отношениях с материнскими и сестринскими фирмами они будут проверяться особенно тщательно.

Под подозрение попадут выплаты тем же голландским, люксембургским или иным компаниям с льготным налогообложением.

Первую скрипку сейчас начала играть концепция фактического получателя дохода.

Теперь российские компании, выплачивающие пассивные доходы своим материнским или сестринским структурам, расположенным в имеющих выгодные соглашения об избежании двойного налогообложения юрисдикциях (в том числе Кипр, Швейцария, Великобритания, Люксембург и пр.

), обязаны убедиться, что такие доходы не будут “транслированы” далее в чисто офшорные юрисдикции. Однако точно сформулировать требования, предъявляемые к иностранному получателю доходов, пока нельзя.

Константин Зиятдинов

руководитель департамента международных проектов консультационной группы “Прайм Эдвайс”

В сфере налогового контроля расчетов между входящими в одну группу иностранными и российскими компаниями в последние годы произошла своеобразная “бархатная революция”.

Появились случаи переквалификации в скрытую выплату дивидендов, в частности платежей за оказание консультационных услуг материнской компанией.

Причем именно налогообложение выплаченных иностранным организациям дивидендов является сегодня одним из драйверов роста поступлений в бюджетную систему.

Елена Киселева

менеджер практики налоговых и юридических услуг Ernst&Young

Павел Нетупский автора

23 марта 2018, 00:00 92779

Выделите фрагмент с текстом ошибки и нажмите Ctrl+Enter

Обсуждаем новости здесь. Присоединяйтесь!

Источник: https://www.dp.ru/a/2018/03/21/Nalogovie_dochkimateri/

Договоры займа между «своими»: риски

Дочерняя компания предоставила займ материнской компании

Пристальный интерес налоговых органов к договорам займа между взаимозависимыми лицами в первую очередь связан с неры­ночным характером таких операций. Дело в том, что условия этих договоров сильно отличаются от обычных: беспроцентные займы, займы на длительное время (в том числе бессрочные), просроченные займы, по которым нет требований о возврате и уплате штрафов.

Получить такое финансирование на открытом рынке прак­тически невозможно. А значит, подобные условия связаны ис­ключительно с взаимозависимостью заёмщика и займодавца. Например, это касается ситуаций, когда такие договоры заключаются между материнской и дочерней компаниями или меж­ду должностными лицами, которые приходятся друг другу родственниками или друзьями.

С точки зрения налогового законодательства сделки, кото­рые совершаются на нерыночных условиях, не должны ничем отличаться от обычных сделок, а любые доходы, недополучен­ные в результате таких сделок, должны быть учтены для целей налогообложения (п. 1 ст. 105.3 НК РФ). А значит, займы между взаимозависимыми юридическими лицами могут иметь серьёзные налоговые последствия. Рассмотрим примеры.

Как смотрят на это суды

При проверках займов между «своими» налоговые органы ищут скрытые от налогообложения дохо­ды.

Речь идёт не только о доначислении займодавцу процентов по договору беспроцентного займа, которые он мог бы полу­чить, если бы передал эти деньги независимому лицу.

Налоговые органы смотрят на этот вопрос гораздо шире, проверяя и процентные займы и признавая сам заём доходом за­ёмщика. Такой подход нашёл поддержку и у судов.

https://www.youtube.com/watch?v=jRMrooi3Z0U

Пример 1. ВС доначислила налог предпринимателю, который взял беспроцентный займ у нескольких ООО, где был участником

Представим ситуацию. Организация предоставила свое­му участнику — индивидуальному предпринимателю — заём без процентов и без указания срока возврата.

При этом речь идёт не о единичной сделке: участник получил займы на оди­наковых условиях от нескольких компаний, которые контроли­ровал, и не вернул ни одного из них.

По мнению инспекторов ФНС, подобные займы были выданы на нерыноч­ных условиях, а также свидетельствовали о том, что заёмщик не собирался возвращать полученные средства.

Оценив эти обстоятельства, Верховный Суд РФ пришёл к вы­воду, что все договоры были формальными, поэтому суммы займов должны признаваться доходом заёмщи­ка для целей налогообложения (Определение ВС от 03.04.2019 № 304-ЭС19-3151 по делу № А03-384/2018).

В результате заёмщик, который получал займы в статусе ИП, утратил право на применение УСН, так как превысил ли­мит по величине дохода (п. 2 ст. 346.12 НК РФ). Поэтому переквалификация займа привела к значительным до­начислениям по всей деятельности учредителя.

Пример 2. Суд переквалифицировал займ, который учредитель-ИП взял у своей компании, в дивиденды и доначислил НДФЛ

Схожий подход применили судьи ВС РФ и в Определении от 09.04.2019 № 307-ЭС19-5113 по делу № А26-3394/2018. Здесь уже деньги выдавались под процент, который реально упла­чивался учредителем, однако ФНС удалось убедить суд в том, что эти средства являются не займами, а дивидендами.

Дело в том, что стороной договора займа выступал учре­дитель, но не как простое физлицо, а как ИП. Все полученные средства он переводил на личные счета, в предприниматель­ской деятельности не использовал и не возвращал их займо­давцу. При этом деньги выдавались на длительный срок (более пяти лет), а ставка по займу была установлена в размере 2/3 учётной ставки ЦБ РФ.

По мнению ИФНС, совокупность этих фактов означала, что полученные деньги учредитель использовал для личных нужд и возвращать не планировал.

Следовательно, он присвоил прибыль «своей» компании, поэтому эти займы нужно рассматривать как дивиденды.

В дополнение инспекторы проанализировали и деятельность компаний-займодавцев и установили, что выдан­ные займы соответствовали сумме нераспределённой прибыли.

В результате физлицу был доначислен НДФЛ со всей суммы полученных займов, так как доходы в виде дивидендов в рамках УСН не облагаются налогом (п. 3 ст. 346.11 НК РФ). Одновре­менно учредителя оштрафовали за то, что он не представил де­кларацию по НДФЛ в отношении доначисленных сумм.

Что касается условия об уплате процентов, то оно сыграло против налогоплательщика, поскольку размер процентов был чётко привязан к учётной ставке ЦБ РФ.

Включение в договор подобного условия суд признал недобросовестным поведени­ем обеих сторон, направленным исключительно на уклонение от уплаты НДФЛ с материальной выгоды по повышенной став­ке 35 % (у заёмщика) и от исполнения обязанностей налогового агента (у займодавца).

В данном случае займодавца не оштрафовали за неудержание НДФЛ с дивидендов, хотя все условия для этого были. Оценивая возможные налоговые последствия при займах между взаимозависимыми лицами, это тоже нужно принимать во внимание.

Пример 3. Суд переквалифицировал заём в безвозвратную финпомощь и доначислил налог на прибыль

Наконец, ВС РФ также встал на сторону налоговиков в деле об учёте в расходах процентов по договору займа. У за­ёмщика не было реальных источников, за счёт которых он мог бы возвратить заём. Займодавец об этом знал, но постоянно продлевал срок возврата займа. ФНС посчитала, что это подтверждает фиктивность займа.

Суд пе­реквалифицировал его в безвозвратную финансовую помощь, переданную на развитие дочернего предприятия. В результате суммы процентов, которые заёмщик учитывал в расходах при методе начисления, были исключены, что при­вело к доначислению налога на прибыль (Определение ВС РФ от 08.04.

2019 № 310-ЭС19-3529 по делу № А09-1493/2018).

Как снизить риски

Как видим, займы между взаимозависимыми юридическими лицами, особенно беспроцентые, могут иметь серьёзные налоговые последствия.

Если суд признает заёмные отношения фиктивными, это может привести, в частности, к доначислению налога на прибыль и НДФЛ.

При этом даже если заёмщик реально уплачивает проценты за пользование займом, это не гарантирует, что займ не переквалифицируют. Как минимизировать риски?

Отказаться от займов на нерыночных условиях

Займы должны со­ответствовать рыночным условиям как «де юре», так и «де факто». Это значит, что при оформлении заёмных отношений между «сво­ими» мало включить в договор те же условия, что и в договоры с неаффилированными лицами.

Нужно также фактически подтверждать реальность сделки. А для этого отслеживать исполнение договоров и требовать возврата денег по окончании срока займа.

Также не стоит без обеспечения выдавать займы и продлевать договоры, если известно, что у заёмщика плохое финансовое состояние.

Вернуть деньги по формальным займам

Мы советуем провести ревизию уже имеющихся заёмных отношений и оценить их с точки зрения признаков формальности. И если такие признаки обнаружатся, то стоит предпринять меры по возврату средств, чтобы уменьшить ри­ск переквалификации займа и налоговых доначислений.

Взвесить риски по беспроцентным займам 

Риск договора беспроцентного займа в том, что заёмщик фактически пользуется  деньгами бесплатно. А значит, займодавцу могут доначислить доход в виде неполученных процентов (п. 1 ст. 105.3 НК РФ). Это возможно, если заёмщик применяет УСН «Доходы». 

Рассчитайте, какой налог заплатили бы обе стороны, если бы займ выдавался под рыночный процент, и сравните эту сумму с текущими налоговыми обязательствами сторон.

Если сумма налога с учётом процентов будет выше реальной, то риски велики и от заклю­чения такого договора беспроцентного займа стоит отказаться. Если же он уже заклю­чён, стоит изменить его условия и установить проценты.

Гражданский кодекс позволяет придать этому условию обратную силу, распространив его действие на период с даты выдачи займа (п. 2 ст. 425 ГК РФ).

Эти меры значительно сни­зят риски переквалификации займов и на­логовых доначислений.

Эльба подготовит налоговую декларацию по УСН и рассчитает налоги. Сервисом пользуется 100 000 ИП и ООО. Попробуйте тоже, первые 30 дней бесплатно.

Попробовать бесплатно

Источник: https://kontur.ru/articles/5642

Материнская компания – это… Понятие, функции, обязанности по отношению к дочерним компаниям

Дочерняя компания предоставила займ материнской компании

Что такое материнская компания? Как она влияет на дочернюю? Материнская компания – это база для мелких дочерних.

Она выполняет важные функции по отношению к ним, составляет фундамент, на основе которого развиваются дочерние организации. Например, займ материнской компании дочерней.

В статье постараемся детально разобрать определение этих двух понятий и взаимосвязь между ними. Желаем продуктивного прочтения текста!

Определение понятия “материнская компания”

Материнская компания – это соединительная и координационная организация, которая имеет под своим управлением одну или несколько дочерних фирм. Иными словами, это холдинг, который обладает акциями и всеми правами на эти мелкие предприятия.

В современном мире компании стараются объединяться в единую систему, чтобы достичь поставленной цели. К примеру, захват и освоение новых коммерческих зон международного рынка. Однако для функционирования холдинговой системы требуется материнская компания – это управленческая организация, контролирующая все процессы и действия подчиненных ей фирм.

Понятие “дочерняя фирма”

Под термином “дочерняя компания” понимаются как товарищества, так и фирмы, которые находятся под координацией и контролем управленческой компании. Она создается для нахождения важных и финансово выгодных направлений, которые впоследствии превращаются в специализированные организации. Это, соответственно, будет повышать конкурентность всего холдинга на международном рынке.

Преимущество создания дочерней фирмы за границей дает возможность для развития и улучшения внешнеэкономических отношений. Однако важно присоединение материнской компании.

Основные функции материнской компании

Конечно же, материнская компания, когда берет в свое подчинение мелкие фирмы, имеет некоторые функции по отношению к ним.

Всего их существует четыре:

1. Создание бизнес-пакета.

В первую очередь, сюда относятся составление и детальная разработка плана перспективы развития дочерних компаний, покупка или продажа ценных бумаг (активов), структурная организация предприятий, обработка и утверждение бизнес-планов, контроль капитала и вложений.

2. Улучшение продуктивности бизнес-пакета.

Материнская компания должна не только отбирать сотрудников (менеджеров), но и создавать все необходимые условия для их эффективной работы, то есть мотивировать их. Также формировать программы, которые улучшали бы деятельность фирм, их функциональное управление и взаимопомощь.

3. Руководство капиталом.

Осуществляется контроль всех финансовых вопросов: доходы и расходы.

4. Контроль внешних взаимодействий с другими акционерами и компаниями.

Ответственность

В целом дочерние фирмы являются самостоятельными. В случае образования долгов они обязаны сами их выплачивать, однако по собственному желанию основного хозяйственного общества может поступить финансовая помощь от материнской компании.

Существует две ситуации, когда холдинг несет обязанности по выплате задолженностей:

1. Подписывается договор с другими предприятиями с принятием участия дочерней компании по требованию управленческой. В таком случае при появлении критических ситуаций обе компании обязаны выплатить долг.

2. Дочерняя фирма обанкротилась из-за деятельности материнской. В данной ситуации, когда у подчиненной фирмы не хватает средств для погашения кредита, главная компания обязана его выплатить. В таком случае есть гарантия материнской компании.

Управление

Руководство холдинговой системой происходит через сборы директоров, исполнительных сотрудников. Однако регулирование деятельности всей организации сосредоточено в руках группы акционеров.

К управлению относятся обязательно: реклама, осуществление бизнес-плана, контроль финансов всех входящих фирм в холдинг, отчетности материнской компании и дочерних по всей работе в течение определенного времени.

Руководство можно подразделить на несколько уровней:

  • Синдикат.
  • Картель.
  • Концерн.

О каждом способе поговорим более детально в отдельных разделах.

Синдикат

Что же такое синдикат? И как он относится к материнской компании? Материнская компания – это своего рода холдинг, который может выходить на разные уровни управления всей системой.

Синдикат – это вид объединенного общества, управление которым основывается на заключении договоренности компаний, которые специализируются на определенной отрасли в промышленной сфере, а также осуществлении реализация продукции и покупки необходимого сырья для повышения дохода.

Отличительной характеристикой синдиката является потеря коммерческой независимости, однако при этом юридически и производственно фирмы остаются свободными.

Вся торговая деятельность выполняется через сбыточную контору, которая приобретает товар от предприятий по заранее оговоренной цене.

Более того, данная организация способна совершать закупку сырья для синдиката по достаточно низким ценам. Вся деятельность совершается монопольно.

Картель

К картелю прибегают компании для реализации коммерческой деятельности.

Другими словами – это соглашение, которое формирует равные положения для всех его участников, такие как объем продукции, установление стоимости и так далее.

Управление происходит через встречи и собрания фирм, на которых обсуждаются и решаются важные вопросы, связанные с торговлей. В картеле каждый его участник остается независимым по всем аспектам.

Концерн

Концерн, как и вышесказанные формы объединений, является масштабным соглашением между предприятиями для повышения конкурентоспособности. Его основной целью является формирование крупного производства на основе нескольких фабрик или заводов. В данном случае фирмы имеют руководящую компанию, которая осуществляет чаще всего контроль финансовой стороны.

Преимущества и недостатки холдинга

Холдинг, как выяснили выше, состоит из материнской компании и дочерних. Как в любой системе, существуют определенные преимущества и недостатки.

Начнем с плюсов:

  • Расширяется база ресурсов и поставщиков, способность завлечь новый, более квалифицированный персонал.
  • Повышение конкурентоспособности на внешнем рынке и уменьшение соперничества на внутреннем, так как компании задействованы в одной системе.
  • Способность реализовать более качественный товар на международном рынке.
  • Создание новых возможностей, таких как внедрение последних технических разработок, обмен производственным опытом и так далее.
  • Сосредоточение на получении высокой прибыли.
  • Привлечение большего числа клиентов.
  • Контроль всех процессов главной компанией.
  • Формирование имиджа влиятельного и конкурентоспособного объединения.
  • Способность перепродажи дочерних акций.
  • Компании, состоящие в холдинге, могут уменьшить промышленные риски, а также создать все условия для квалификационной подготовки обособленных видов деятельности.

На самом деле это неполный список всех достоинств, которыми обладает холдинговая корпорация.

Однако существуют и некоторые минусы такого объединения компаний:

  1. Если внутри холдинга отсутствует хоть минимальная конкуренция, то это может привести к уменьшению экономического уровня.
  2. Обюрокрачивание структуры управления.
  3. Отсутствует единое налогообложение всех дочерних фирм.
  4. Также возникают определенные сложности в руководстве корпорацией. Например, нет нормального правового координирования. У каждой дочерней компании присутствуют свои интересы, которые могут сильно отличаться от других. Достаточно высокий уровень затрат и так далее.

Подводя итоги, стоит выделить, что дочерние предприятия являются самостоятельными в правовом смысле. Однако финансово они зависят от главной компании. Если возникает ситуация задолженности, то дочерняя компания обязана ее сама выплатить либо может занять у управленческой.

Однако при тяжелых обстоятельствах для подчиненной фирмы существует возможность прощения долга материнской компанией. Холдинг – это, с одной стороны, выгодная система объединения для создания более качественного продукта и повышения уровня его реализации на международном рынке. Но с другой стороны, сложно управлять им и контролировать такую огромную систему.

Источник: https://FB.ru/article/437738/materinskaya-kompaniya---eto-ponyatie-funktsii-obyazannosti-po-otnosheniyu-k-dochernim-kompaniyam

Как учитывать межфирменные кредиты по МСФО?

Дочерняя компания предоставила займ материнской компании

В дочерних компаниях международных холдингов менеджмент часто является просто официальной функцией, и реальные решения принимаются где-то в другом месте.

Например, обладая значительным объемом дебиторской задолженности, материнская компания может получить банковский кредит, оформив его на свою дочернюю компанию.

При учете такого кредита в дочерней компании сразу возникают важные вопросы:

  • Как признать этот кредит по справедливой стоимости?
  • Как отразить этот кредит в финансовой отчетности (как крактосрочный или долгосрочный)?

Довольно часто бухгалтера и финансовые менеджеры дочерней компании не могут решить эти вопросы, поскольку у них нет документации по предоставленному материнской компании займу.

Подобная ситуация возникает во многих компаниях и в различных ситуациях, например:

  • Материнская компания направляет денежные средства дочерней компании для покрытия операционных убытков или финансирования текущей деятельности или чего-то еще.
  • Дочерняя компания передает кредитные деньги материнской компании только потому, что местное кредитование дешевле, чем кредитование в стране материнской компании.
  • Компании в пределах одной группы делают переводы друг другу, чтобы улучшить управление денежными средствами …

…и во многих других ситуациях.

Рассмотрим несколько ключевых вопросов и проблем, связанных с межфирменными кредитами (от англ. ' intercompany loans ').

Проблема № 1: У нас нет кредитной документации

Это происходит очень часто, особенно между материнской и дочерней компанией.

Материнская компания просто перечисляет деньги без комментариев (на самом деле, сотрудники основной компании, конечно же, сообщают, для чего эти деньги, но не формально).

В этой ситуации возникает большой вопрос:

Получила ли дочерняя компания межфирменный кредит?

Может случиться так, что денежные средства, отправленные от основной компании к дочерней компании, вовсе не являются кредитом.

Если основная компания поясняет, что она потребует погашения этих денежных средств в будущем, то это является обязательством на счетах дочерних компаний.

Но могут быть и иные ситуации.

Например, местный филиал регулярно приносит убытки, и основная компания всегда отправляет большие денежные средства, чтобы покрыть убытки на конец года, без дальнейших объяснений.

В этом случае, этот денежный перевод по стандартам МСФО может быть вкладом в капитал, а не ссудой.

Конечно, решение о таком признании должно быть перепроверено на соответствие с местным законодательством, но в большинстве случаев, когда кредит не погашается совсем, или погашается на основании решения дочерней компании, то это не кредит, а собственный капитал.

Таким образом, материнская компания должна учесть межфирменный кредит как инвестиции в дочернюю компанию, а дочерняя компания должна учесть его как вклад в собственный капитал.

Проблема № 2: Беспроцентный кредит (или с процентами по ставке ниже рыночной)

Предположим, что вы решили проблему № 1 и определили, что это не собственный капитал, а межфирменный кредит. Но кредит по очень низким (или нулевым) процентам.

Такое очень часто происходит внутри группы – условия предоставления кредита могут сильно отличаться от обычных рыночных условий.

Однако стандарт МСФО (IFRS) 9 утверждает, что вы должны сначала признать финансовый инструмент по справедливой стоимости.

Справедливая стоимость этого займа – это просто будущие денежные потоки от этого займа, дисконтированные до текущей (приведенной) стоимости по рыночной процентной ставке.

Это понятно, но как быть с появляющейся разницей между справедливой и фактической стоимостью?

В этом случае финансовый инструмент (межфирменный кредит) или полностью учитывается по амортизированной стоимости в соответствии с МСФО 9 или учитывается по частям:

  • в части, соответствующей рыночной процентной ставке – по МСФО 9;
  • в части, ниже рыночной ставки – либо как вклад в капитал дочерней компании, либо как распределение средств дочерней компании, в зависимости от направления кредита.

Пример учета беспроцентного межфирменного кредита

Предположим, что основная компания предоставила беспроцентный кредит в размере 100 000 д.е. своему дочернему предприятию, кредит погашается через 3 года, а рыночная процентная ставка в данной стране составляет 5%.

Справедливая стоимость этого финансового инструмента составляет 86 384 д.е. (то есть 100 000 д.е. за 3 года, дисконтированных до текущей стоимости по рыночной ставке 5%).

Существует разница в 13 616 д.е. между фактически полученной суммой денежных средств в размере 100 000 д.е. и справедливой стоимостью кредита в размере 86 384 д.е.

Как дочерняя и основная компания учитывают эту разницу?

Обычно, когда компании не входят в одну группу, эта разница признается в составе прибыли или убытка (но есть исключения).

Однако на этот раз мы имеем дело с вложением материнской компании в дочернюю компанию, поскольку беспроцентный кредит всегда связан с аффилированными сторонами.

Таким образом, основная компания первоначально признает кредит как:

  • Дебет. Займы выданные: 86 384
  • Дебет. Инвестиции в дочернюю компанию: 13 616 д.е.
  • Кредит. Денежные средства: 100 000 д.е.

Учет у дочерней компании очень похож:

  • Дебет. Денежные средства: 100 000 д.е.
  • Кредит. Займы полученные: 86 384 д.е.
  • Кредит. Собственный капитал: 13 616 д.е.

Если кредит предоставляется в противоположном направлении (дочерний компанией по отношению к материнской компании), то аналогичным образом компонент кредита «ниже рыночной ставки» признается как распределение средств дочерней компании.

Проблема №. 3: Как следует классифицировать и учитывать межфирменный беспроцентный кредит впоследствии?

Ответ – по амортизированной стоимости.

[см. раздел IFRS 9:5.4]

Причина заключается в том, что беспроцентный межфирменный кредит по-прежнему отвечает обоим условиям классификации амортизируемых затрат:

  • Он удерживается в рамках бизнес-модели, целью которой является сбор договорных денежных потоков по договору (предполагается, что никаких иных целей у межфирменного кредита быть не может), и
  • Денежные потоки по договору возникают исключительно из платежей основного долга и процентов. Здесь процентные платежи могут быть равны нулю, но это условие, тем не менее, выполняется.

Если мы рассмотрим кредит из приведенного выше примера, то впоследствии вам необходимо будет переоценить кредит по его амортизированной стоимости, начислив проценты (при условии, что в первый год не будет погашения).

Бухгалтерские проводки материнской компании будут такими:

  • Дебет. Займы выданные: 4 315 д.е. (86 384 * 5%)
  • Кредит. Прибыли и убытки – процентный доход: 4 315 д.е.

Проблема со всеми финансовыми активами, учитываемыми по амортизированной стоимости заключается в том, что основная компания должна признать убыток от обесценения.

В соответствии с новыми требованиями МСФО (IFRS) 9 мы должны применять общую модель из 3 стадий ко всем кредитам и займам (без исключения).

Это делает бухгалтерский учет довольно сложным, потому что материнская компания теперь должна рассчитать ожидаемый кредитный убыток за 12 месяцев по кредиту дочерней компании, если она находится на стадии 1 (без ухудшения кредитного риска).

И ей необходимо оценить вероятность дефолта дочерней компании в течение следующих 12 месяцев.

Проблема №4: Нет определенной даты погашения кредита

Это также происходит очень часто.

Также часто встречается ситуация, когда межфирменный кредит каким-либо образом задокументирован, но дата погашения не указана, и вам она не известна.

В этом случае необходимо проконсультироваться с любыми доступными источниками внутри материнской компании, вплоть до совета директоров.

Разумеется, лучше всего получить информацию из первых рук от руководства материнской компании.

Если это не поможет, руководство дочерней компании должно самостоятельно оценить сроки погашения, чтобы установить справедливую стоимость займа и правильно представить ее в отчетности.

При этом в основном необходимо оценивать, есть ли вероятность погашения кредита по требованию.

Можете поверить, это очень вероятный сценарий, который часто встречается на практике – если основная компания явно не упоминает об условиях погашения, и денежная сумма НЕ является вкладом в капитал, тогда у вас нет выбора, кроме как учесть ее в качестве кредита, погашаемого по требованию.

Это означает, что вы классифицируете кредит как краткосрочное обязательство.

Преимущество такого подхода заключается в том, что вам не нужно дисконтировать этот финансовый инструмент (поскольку «кредит» является краткосрочным).

С другой стороны, большой недостаток заключается в том, что такие финансовые показатели, как показатели ликвидности, сразу же ухудшаются, потому что краткосрочные обязательства резко возрастают.

Если кредит не погашается по требованию, то:

  • Если кредит не погашается вообще, то см. проблему № 1.
  • Если кредит погашается в течение более длительного времени с неопределенным сроком, то вы должны сделать оценку финансового инструмента на основе прошлой практики в этой компании и определить справедливую стоимость кредита на основе этой оценки.

К сожалению, на сегодняшний день МСФО не содержат конкретного руководства о том, как рассматривать межфирменные займы, поэтому нам нужно использовать имеющиеся стандарты.

Нужно также помнить, кто каждый отдельный заем отличается, и при разных обстоятельствах вы должны тщательно оценить каждый его аспект.

Кроме того, необходимо подчеркнуть, что, поскольку межфирменные займы представляют собой внутригрупповую операцию со связанными сторонами, вам необходимо будет делать раскрытия этой информации в ваших финансовых отчетах в соответствии с МСФО (IAS) 24.

Источник: https://fin-accounting.ru/articles/2018/ifrs-intercompany-loans

Как отличить внутрикорпоративный заем от обычного: разбирались в ВС

Дочерняя компания предоставила займ материнской компании
09 февраля 2018 г.НовостьКонтакты для прессы: pr@lp.ru

 Алексей Малаховский

Материнская компания выдала заем дочерней фирме. «Дочка» упала в банкротство, а головное предприятие решило вернуть одолженные средства, вступив в реестр кредиторов должника.

Три инстанции включили компанию в реестр. Однако конкурсный управляющий банкрота оспорил акты нижестоящих инстанций в ВС.

Заявитель указал на внутрикорпоративный характер заемных отношений в спорном случае.  

В июле 2017 года Верховный суд впервые сформулировал позицию о возможности понизить в реестре кредиторов те требования, которые выходят из договоров займа, предоставленных должнику материнскими компаниями, рассказывает юрист КА «Ковалев, Тугуши и партнеры» Евгений Лиджиев.

В решении по делу № А32-19056/2014 экономколлегия отметила, что при ряде обстоятельств требования из договоров займа, формально гражданско-правовых, могут прикрывать внутрикорпоративные отношения, направленные на докапитализацию должника (см. “Верховный суд исключил займы учредителей из реестра требований банкрота”).

Подозрение об использовании такой схемы возникло и в банкротном споре № А40-10067/2016.

Заем и докапитализация

ПАО «ВОЛГА Капитал» выдало дочернему ООО «Лилу Продакшн» (гильдия неигрового кино и телевидения) 22 займа на общую сумму 37,5 млн руб. После этого общее собрание участников «дочки» решило внести в свой уставный капитал 20,7 млн руб. из одолженных денег.

Тогда материнская фирма и гильдия согласились провести взаимозачет: требование вернуть заем зачли против требования внести средства в капитал дочернего ООО. Но через год после такого решения «дочка» упала в банкротство, а АСГМ признал решение собрания «Лилу Продакшн» недействительным (дело № А40-171510/2015).

Суд сослался на то, что собрание проходило без одного из двух участников гильдии.

А «ВОЛГА Капитал» в свою очередь попросила включить ее требования на 32 млн руб. (основной долг по займу + неустойка и проценты) в реестр кредиторов дочернего ООО. Три инстанции удовлетворили это заявление, сославшись на то, что спорные требования вытекают из договоров займа (дело № А40-10067/2016).

Суды указали на реальность исполнения займодавцем своих обязательств и действительность намерений сторон участвовать в этих правоотношениях.

Кроме того, нижестоящие инстанции подчеркнули, что наличие у ПАО доли в уставном капитале должника еще не доказывает отсутствие реальных заемных отношений между материнской фирмой и дочкой.

Критерии внутрикорпоративных отношений

Конкурсный управляющий «Лилу Продакшн» Вячеслав Кононов не согласился с такими выводами и оспорил их в Верховный суд. На сегодняшнем заседании в ВС Кононов отмечал, что «ВОЛГА Капитал» выдавала займы должнику, но не требовала возврата этих средств.

Сам заемщик деньги не отдавал, а обеспечения по займам и вовсе не было, утверждал управляющий: «Должник не владел имуществом, что говорит о рискованности и невозвратности займов».

По его словам, спорные средства предназначались для того, чтобы докапитализировать должника. 

– А реально был увеличен уставный капитал? – уточнил судья Иван Разумов.

– Да, на 20 млн руб., а потом и вовсе до 187 млн руб. Но последующая докапитализация не имеет отношения к нашему спору, – подчеркнул Кононов.

– Какой смысл увеличивать уставный капитал компании в предбанкротном состоянии, если «лодка идет ко дну»? – удивился Разумов.

– Видимо, была надежда, что получится исправить ситуацию в фирме, – предположил управляющий.  

Главное, что обязательства должника перед его учредителями идут после удовлетворения требований других кредиторов, – пояснил Кононов. Он добавил, что «Лилу продакшн» вряд ли бы смог получить подобный заем на таких же условиях от любой другой фирмы.

Представитель «ВОЛГА Капитал», юрист Олег Кандырин, в ответ упирал на то, что законодательство не запрещает займодавцу-участнику ООО одалживать деньги обществу. По его мнению, в подобных спорах важно отделять добросовестное поведение кредитора от недобросовестного.

Кандырин отметил, что в рассматриваемом случае заем имел рыночный характер – под 20% годовых.

Вообще, одна из основных деятельностей ВОЛГА-Капитал – это как раз передача средств в заем другим фирмам, настаивал юрист: «Мы занимаемся размещением денег в различные финансовые инструменты».

– В том числе передачей денег своим компаниям, – с улыбкой отметил Разумов.

– Почему нет? Мы можем и от этого получать прибыль. Ведь деньги одалживались под проценты, – заметил Кандырин.   

Представитель «ВОЛГА-Капитал» всеми силами пытался доказать суду, что их компания действовала добросовестно и имела «нормальные заемные отношения» с должником.

– Ваши заемные отношения закончились после того, как деньги внесли в уставный капитал должника. Суды потом такое решение о докапитализации признали недействительным.

В этом споре мы обращаем внимание на следствие того факта, что «ВОЛГА-Капитал» выступала участником должника.

Никто не говорит о проявлении какой-то недобросовестности с вашей стороны, – по пунктам разложил обстоятельства дела для участника спора Разумов.  

Тем не менее Кандырин продолжил настаивать на том, что самое важное в этой ситуации – добросовестное поведение их компании как займодавца. Выслушав все доводы сторон, «тройка» судей под председательством Сергея Самуйлова удалилась в совещательную комнату и спустя несколько минут огласила решение: отменить все акты нижестоящих инстанций, а дело направить на новое рассмотрение.

Эксперты “Право.ru” о критериях внутрикорпоративных займов

Юрист Практики по разрешению споров и банкротству юрфирмы Линия Права Кирилл Коршунов полагает, что ВС придерживается ранее намеченного тренда борьбы с аффилированными кредиторами в банкротстве. По его словам, в обсуждаемом случае и других подобных итуациях важно понять, какими являются заемные отношения между кредитором и должником – корпоративными или гражданско-правовыми.

Вместе с тем одного факта, что займодавцем выступает участник должника, недостаточно для квалификации займа как внутрикорпоративных отношений, предупреждает юрист КА “Юков и партнёры” Фаррух Саримсоков.

Коршунов рассказывает, что порой путем заключения подобных договоров займа искусственно наращивается задолженность банкрота, чтобы получить контроль над процедурой несостоятельности.

Если объем долга перед аффилированным кредитором по “счастливой случайности” оказался чуть больше размера задолженности перед остальными неаффилированными – это повод для суда проверить заем более тщательно, отмечает юрист. 

Саримсоков добавляет, что зачастую надо изучить и источник финансирования со стороны кредитора: «Например, выяснить, не был ли выдан заем за счёт средств, полученных от распределённой прибыли должника».

На что обращать внимание в подобных спорах:

    Степень участия займодавца в уставном капитале должника (предоставление займа миноритарием может свидетельствовать о большей самостоятельности займа, единоличным участником – о меньшей).

    Предоставление займа в виде определенного инвестирования. Например, определенных целей, видов деятельности, проектов должника (т. е. наличие или отсутствие целевого назначения займа).

    Наличие или отсутствие определенных договоренностей между участниками должника. Например, в корпоративном договоре, условиях договора о купле-продаже долей (акций), факт ведения переговоров, переписки о предоставлении займа.

    Наличие или отсутствие корпоративного конфликта (например, при отсутствии возможности или затруднительности увеличения уставного капитала).

    Наличие или отсутствие внешних факторов: срочность инвестирования, налогообложение, затруднительность внесения вклада в имущество, конфиденциальность предоставления займа в отличие от увеличения уставного капитала (в особенности у ПАО).

Еще один критерий, который приводит эксперт, – объективное влияние кредитора на хозяйственную деятельность контролируемого должника. По мнению Саримсокова, подобный тезис гармонирует с идеями справедливости и добросовестности в банкротстве – неразумные или недобросовестные аффилированные лица не должны получать что-то за счет добросовестных кредиторов.

Источник: Право.ru

Кирилл Коршунов Юрист

Источник: http://www.lp.ru/comment_intracorporate_loan_vs_ordinary

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.